ФЭНДОМ


Триада русло жизни

Метафора "река жизни": челнок индивидуальной судьбы в русле жизни, задаваемом его берегами - "асимптотическими проблемами" Copyright (C) NFS, 1996

Русло ДрЖел Манго

Вычисление русла устойчивости социальной системы на ДрЖел (пример партии)

С.Е. Ячин, А.В. Поповкин, М.Е. Буланенко Метакультурное сообщество: встреча на границах культурных сред Править

Признание принципиального значения границы между средами в динамике и развитии системы любого вида составляет одно из самых сильных по своей эвристике положений синергетического подхода. Принцип едва ли знает исключения. Поэтому: ви́дите изменения – ищите порождающие их границы, хотите изменений – создавайте границы. Конечно, речь идет о границах особого сорта: границах, о которых Н. Луман говорит, что «они существуют только как указание себя пересечь»[1]

Введем терминологическое различение. Будем различать «барьер» как препятствие движению и контактам разного рода и «границу» как место перехода из одного пространства в другое. Это различение необходимо для того, чтобы зафиксировать существенно разные ситуации межкультурного взаимодействия. С метакультурной точки зрения главным обстоятельством является различие логики проведения «границы» и «барьера». Увидим в «принципе барьера» искусственное препятствие для развертывания некоторого процесса. Примерами барьеров могут служить сегрегация по расовым или религиозным признакам, разного рода цензы, препятствующие культурной и социально мобильности; образцовым исполнением «принципа границы» будет межличностное общение... По существу, современную глобализацию можно было бы определить как тенденцию к разрушению разного рода барьеров: политических, рыночных, сегрегационных, культурных. Однако непредусмотренным эпифеноменом разрушения барьеров является и стирание границ – зон творческого соразвития. (феномен массовой (общедоступной, усредненной) культуры является продуктом фактического уничтожения границ между культурными средами.)

Именно искусно выстроенные границы являются свидетельством устойчивости и плодотворности диалога (коммуникации). Существо так обустроенной границы состоит в ясном понимании каждой стороной инаковости другой. Задача, которая возникает перед каждой стороной в таком общении, состоит в том, чтобы войти в смысл послания Другого, а это значит – перейти границу той знаково-символической оболочки, в которой представлено это послание.

остро стоит вопрос границ и барьеров в межкультурных взаимодействиях. Реакцией на глобалистское стремление к стиранию границ является рост шовинизма миноритарных этнических групп, желающих отгородить себя от влияния вмещающей культуры. Законченной, но предельно уязвимой системой такого рода является резервация – она выполняет роль барьера там, где в этом нет нужды, но абсолютно прозрачна в тех областях, где границы следует удерживать.

свою личную, национальную или культурную идентичность можно сохранить только путем ее творческого развития, а это означает – путем продвижения своих творческих продуктов к границам взаимодействия (встречи) с другими личностями, этносами и культурами. Образно говоря, сохранность пространства своей культурной среды может быть обеспечена только так, что активность внутреннего давления среды будет равна или больше давления извне.

Сегодня согласие относительно базовых экзистенциалов совместного человеческого бытия необходимо уже в планетарном масштабе... \нужен\ особый путь рефлексивного освоения жизненного мира Жизненный мир, общий для всего человечества, возможен только как включающий рефлексивные границы между культурными средами. Примерно в том же смысле как эти границы нужны между близкими людьми (в семье – например). Здесь граница не только не отрицает близости, но конституирует ее как общий смысловой порядок жизни.

Метакультура – это такое состояние культуры, при котором она способна рефлексивно использовать достижения других культур для собственного творческого развития[2] В силу рефлексивности метакультурного общения его можно обозначить как искусство проведения границ между личностями, этносами, народами, научными дисциплинами и культурными средами в целом, где возникает эффект взаимного творческого соразвития.

Применительно к миру человека существует два теоретико-методологических подхода, которые исходят из признания важнейшего значения границы в осуществлении этого мира: один развивается в рамках теоретико-системного подхода Н. Лумана, другой – в рамках синергийной антропологии С.С. Хоружего. На наш взгляд, эти два подхода обладают признаками комплементарности. Инструментальность лумановской теории хорошо дополняется экзистенциальным смыслом границы в ее антропологическом измерении.

Эвристика теории Н. Лумана состоит в том, что она раскрывает связь границы с рефлексивными (самореферентными) процессами; показывает каким образом система, благодаря операциям самореференции и инореференции и ориентируясь на «собственные операции»[3], осуществляет свое воспроизводство. Понимать рефлексивность как способность к самореференции (самоописанию) важно для различения индивидуальной и коллективной рефлексии (в отличие от рефлексии как таковой, самореференция может осуществляться только в некотором сообществе), а именно это различение конституирует особое состояние метакультуры. Только текстуально (сценически) зафиксированный опыт коллективной и творческой рефлексии создает метакультурный эффект. Эффект состоит в том, что над обычной культурной практикой (художественной, театральной, научной, учебной) формируется особый контур самоописания.

Профессиональные сообщества выходят в эпистемический режим существования (в режим самоописания собственной научной, технической, художественной практики), поскольку это становится условием их воспроизводства как общности. При этом, как показывает П. Хаас, такие сообщества начинают ориентироваться не только на общность знания, но и на общие ценности [4] Cинергийная антропология предлагает рассматривать человека не с позиции категории сущности, как это предполагалось в течении почти всей истории европейской философской мысли, но с точки зрения границ человеческого бытия и разделяемых этими границами энергий. «Антропология, – полагает С.С. Хоружий, – может развиваться как описание «антропологической границы» – границы сферы всех проявлений и возможностей человека, границы горизонта человеческого существования. В нашей интерпретации это означает, что поскольку антропологические границы «приглашают к трансцендированию», то тем самым они порождают энергии особого рода – энергии развития. Соответственно индивидуальная и личностная идентичность существует и может быть помыслена исключительно в рамках тех синергийных процессов, которые происходят на антропологических границах.

для понимания состояния метакультуры необходимо учитывать общий антиномичный характер всей современной эпохи. «Антиномичный» – это точное слово, указывающее на то, что ситуация складывается как результирующая двух законов (номосов): законов творчества личности и законов информационных сетей (семиотических паутин). Далее по аналогии: также как идея мета-физики (мета-языка, мета-теории, мета-политики и т.д.) предполагает выход за рамки логики (законов) физики, языка, теории, политики, но так, что сама физика, язык, теория, политика и т.д. становятся предметом особой заботы с внешней для них стороны, так и метакультура есть выход и прерывание логики культурной формы, но так, что заботу о сохранении этой культурной формы берет на себя личность, обогащающая содержание культуры своим творческим даром. »



  1. Луман Н. Понятие общества / Проблемы теоретической социологии / Под. ред. А.О. Бороноева. – СПб., 1994. С. 25-42.
  2. Ячин С.Е. Состояние метакультуры // Философия и культура, 2008, №7. С.126-139.
  3. Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории. – СПб., 2007. С. 535.
  4. Haas P. M. Introduction: Epistemic Communities and International Policy Coordination/ International Organization, vol. 46, No. 1, 1992. P.1-35.

См. также Править