ФЭНДОМ


Коммуникация – механизм идентификации виртуальных страт. Коммуникация возникает лишь благодаря различению информации и сообщения, а также пониманию этого различия. Структурами коммуникации являются ожидания. В результате “циркулярного отношения” коммуникации к коммуникации образуется «порядок» как итог рождения так называемого “собственного поведения” системы.

Сеть ожиданий

Сеть ожиданий в семантическом КИПоле. Оси: абсцисс - "мотивы", ординат - "компетенции". Направления стрелок коммуникаций обозначают вектора парциальных целей.

Грин сеть Калаби-Яу

"Сеть ожиданий" на "мировом листе" социума


[1] мы очень часто сталкиваемся с ситуацией, где мы что-то говорим своему собеседнику, а для него то, о чём мы говорим, и то, что мы предлагаем, в принципе, не представимо, он не может в это поверить. В его мышлении нет того места, в которое можно поместить вот этот новый объект, новую реальность.

В том-то и особенность новизны как явления в мир иного. снятие подобных барьеров коммуникации, а главное – барьеров мышления, если хотите, постоянное напоминание человеку о том, что будущее может быть иным, чем он себе это представляет. Кризис как инструмент интенсивного освоения новизны.

неизбежность опознания, декодирования колоссальной проблемы, частью которой является такой загадочный субстрат, как новизна. В конечном счёте, и техника, и экономика – это инструменты и органы полифоничной целостности – человечества. И люди должны мыслить своё развитие, промышлять будущее, просто потому, что этот организм растёт, из мальчика становится юношей, из юноши – зрелым существом, у которого уже другие представления. Вообще другое ви’дение. Ту же ситуацию, даже ситуацию собственного прошлого он видит иными глазами. И поэтому-то мы возвращаемся к теме культурного капитала. Ведь постижение прошлого, есть, если вдуматься, рефлексия о настоящим и скромное описание будущего. Попытка черновика.


Mug and Torus morph

Гомеоморфизм тора и кру́жки: что-то подобное происходит и в социальных процессах - изначально простое может раскрыться новым (богатым)содержанием, сложным смыслом, и наоборот

Есть основания полагать, что социокультурные коммуникации происходят подобно топологическим преобразованиям, на основе гомеоморфизма и гомотопии. Иначе говоря, это типы социальной деформации, которые могут происходить без "разрывов и склеиваний".



По Н. Луману [1] Править

Теория коммуникаций Никласа Лумана [2] исходит из наличия трех измерений смысла: предметного, временного и социального. Во-первых, смысл содержит в себе возможность различения одного явления от другого (предметное измерение). Во-вторых, смысл локализован во времени. Он существует в прошлом и будущем, между которыми находится настоящее. В-третьих, смысл предполагает не только различение объектов, но и различение субъектов, например, "Я" и "другого Я" (социальное измерение). Причем

смысл социален не потому, что необходимо связан с людьми, а потому, что в нем всегда заложена возможность разногласия: одно и то же явление может иметь неодинаковый смысл для разных людей.

Коммуникация представляет собой синтез трех селекции:

Такое понимание (как различение-сравнение между выражением и информацией) коммуникации, несмотря на всю его проблематичность, оказывается главной предпосылкой продолжения коммуникации, т.е. формирования их в системы или неслучайной последовательности. И их подсоединение друг к другу на регулярной основе может осуществиться лишь в случае утверждения специфического механизма селекции, помогающего отбирать лишь те из коммуникаций, которые представляются релевантными для данной системы и отклонять те из них, которые не отвечают определенному критерию или обобщенному символическому (=смысловому) коду коммуникации. Образование системы есть, таким образом, редукция комплексности возможных коммуникаций (=возможных тематизаций внешнего мира) с помощью смысла, под которым понимается механизм интеграции коммуникаций в систему, их подсоединение друг к другу.

К самым известным смыслам, кодирующим или распределяющим коммуникации по позитивным и негативным значениями, относятся: истина в научной системе, деньги в экономической системе, любовь в системе интимных коммуникаций, etc. Для такого рода подсоединения (коннективности) полностью безразлична вышеупомянутая внутренняя структура коммуникации (селекции выражения, информации и понимания). Лишь адекватный смысл (т.е. подсоединимость) той или иной коммуникации и соответственно ее содержание определяют развитие социальных систем.

Дистанционным восприятием дистанционного восприятия живые системы расширяют свой аппарат чувств. И это — одно из начал коммуникации. Олень видит, как вспархивает птица и «понимает», что ее вспугнула какая-то опасность. В этом восприятии чужого восприятия лежит мощное эволюционное преимущество. Такое восприятие восприятия можно понимать как животную «коммуникацию». От такого «общения-восприятия» эволюция привела к возникновению языка. Эволюционное преимущество языка состоит в том, что он сделал более четким различие между формами сообщения и выражаемой им информацией.

Луман, исходя из своей общей методологии, отказывается от представления об обществе как совокупности индивидов. Тот теоретический прорыв, который осуществил Ричард Докинз в отношении популяций, лишив их статуса эволюционирующих субъектов в пользу каждый раз по-новому перегруппирующихся генов, Никлас Луман осуществляет в отношении групп людей. Эволюционируют не группы людей, воплощающие свойственные именно для этой группы хapaктеристики.Эволюционируют системы коммуникации (квази-фенотипы), однако в основе этого процесса лежит эволюция их структур — ожиданий, складывающихся в программы, т.е. вербальных инструкций по выстраиванию коммуникаций, сконцентрированных в ее языковых кодах. Структуры коммуникации — это координирующие ее конструирование коммуникативные ожидания. Ожидания в этом смысле следует понимать как набор возможных значений слова или языкового выражения, т.е. своего рода весьма вероятные возможные миры, с которыми вынуждены считаться участники коммуникации, как только то или иное выражение будет произнесено. Генотип коммуникаций — это язык коммуникации. При этом некоторые его реализации (состоявшиеся, устоявшиеся языковые выражения как формы медиума) в ходе эволюции оказались наиболее эволюционно-успешными, т.е. наиболее генерализированными в той или иной области. Это значит, что они связывают наибольшее число конкретных ситуаций в ожидаемые, т.е. обобщенные, и, следовательно, делают возможной калькуляцию будущего развития положения дел, а в конечном счете - обеспечивают подсоединение ожидаемых в будущем коммуникаций, ориентированных на то или иное языковое выражение.


  1. Антоновский А.Ю. Никлас Луман: эпистемологическое введение в теорию социальных систем [Текст] / А.Ю. Антоновский ; Рос. акад. наук, Ин-т философии. - М.: ИФ-РАН, 2007. - 135 с.; ISBN 978-5-9540-0072-6.
  2. Луман Н. Общество как социальная система. 2004.; Луман Н. Реальность массмедиа. http://magazines.russ.ru/oz/2003/4/2003_4_46.html; Луман Н. Формы помощи в процессе изменения общественных условий. //Социологический журнал, 1/2, 2000.



по Луману Коммуникация есть определенный способ наблюдения мира путем различения информации и сообщения, которые слишком часто смешивают вместе. Сообщение должно отличаться от окружения, например, так, как отличают слова от фоновых звуков.

Информация может быть сообщена, но не понята. Понимание - последний элемент, завершающий коммуникацию: коммуникация совершается в тот момент времени, когда происходит понимание. Последнее происходит на основе наблюдения различия между информацией и сообщением. В понимании коммуникация схватывает различие между информационной ценностью содержания и основаниями, по которым делается сообщение. Таким образом сообщение выделяется в потоке восприятия. «Информация не понимается сама собой - для ее сообщения требуется особый код, который расшифровывается в понимании».

Понимание является наблюдением различия между информацией и сообщением, и наблюдение выступает базисной операцией понимания. Но последнее - не любое наблюдение, не любая обработка смысла , а только такая, которая проецирует в это различие различение системы и окружения и применяет к нему автореферентно воспроизводимый смысл. «Только понятие смысла, концепция системы/окружения и самореференция вместе разъясняют поле применения методологии понимания».

1. Коммуникация является фундаментальным понятием для теории общества и социологии.

«Не действие, а только коммуникация является неизбежной социальной операцией и одновременно операцией, которая необходимо вступает в действие, когда создается социальная ситуация».

2. Автореферентность – специфическая особенность не только мышления.

Неверно полагать, что способностью к автореферентности, или рефлексии, познанию присуща только психическим системам. Это основное свойство любой системы, а специфика способа наблюдения состоит только в том, какой вид системной референции лежит в ее основе.

3. Только коммуникация может вступать в коммуникацию.

Коммуникация, и только коммуникация способна к самоорганизации и автопоэтическому самовоспроизведению в виде общества.

4. Коммуникация может коммуницировать только о коммуникации.

общество может воспринимать и реагировать на \любые\ события единственным образом: посредством коммуникации.

5. Коммуникация возникает благодаря синтезу трех различных селекций.

Каждая из селекций \Информация, сообщение, понимание\ предполагает установление различения, благодаря которому система выбирает

6. Особое значение имеет различение восприятия и коммуникации.

«Коммуникация всегда зависит от того, что обе стороны, информация, содержащаяся в сообщении, и основания, по которым происходит сообщение, постигаются как селекция и посредством этого происходит их различение»

7. Относительно понимания и непонимания нельзя так просто коммуницировать, как этого хотелось бы участникам.

при возникновении проблем в коммуникации подразумевается их решение путем коммуникации.

8. Эмергенция коммуникации – новое в системной теории коммуникации.

«Передача» концентрирует сущность коммуникации в сообщении, но только совокупность трех селекций порождает эмерджентное событие – коммуникацию.

9. Коммуникационная система – полностью закрытая система

Только коммуникация может воздействовать на коммуникацию; только коммуникация может декомпонировать элементы коммуникации (например, анализировать горизонт селекции информации или спрашивать об основаниях сообщения); и только коммуникация может контролировать и корректировать коммуникацию».

10. Коммуникация не имеет цели.

Это следует из автопоэтической закрытости, т.е. самодостаточности коммуникации. Если бы было иначе, нужно было бы доказывать, почему коммуникация продолжает существовать после достижения своей цели. Отсутствие конечной цели не означает, что для системы возможна эпизодичная, внутрисистемная постановка целей. Речь идет только о характере эволюции систем, которая не может иметь никакой направленности, энтелехии.

11. Любая коммуникация рискованна.

Отвергая консенсусно ориентированные концепции коммуникации, Луман выдвигает тезис об амбивалентности коммуникации по отношению к консенсусу и конфликту: «Коммуникация ведет к постановке вопроса, будет ли сообщенная и понятая информация принята или отклонена. Верят новости или нет - коммуникация создает вначале только эту альтернативу и тем самым риск отклонения. Она форсирует состояние решения, которое без этого бы не существовало»

В восточных культурах, отмечает Луман, этот риск конфликтности ведет к ограничениям в коммуникации. Благодаря фактору негарантированности и даже невероятности коммуникации, возникают социальные институты, которые призваны преодолеть это препятствие.

12. Коммуникация удваивает реальность.

Принимая или отклоняя оферты коммуникации, коммуникация удваивает реальность, создавая ее «да-версию» и «нет-версию». В осцилировании между этими двумя уровнями и заключен автопоэзис системы, гарантирующий продолжение ее существования. «Ничто из того, что коммуницируется, не избегает этой жесткой бифуркации –исключение только одно: мир (в смысле феноменологии) как по- следний смысловой горизонт, в котором это происходит и который сам не квалифицируется ни позитивно, ни негативно, а сопроизводится в каждой осмысленной коммуникации как условие доступности дальнейших коммуникаций».

13. Отнесение к ценностям при коммуникации привносится как импликация, а не как ее основание.

Дискутируют не о ценностях, а о преференциях. Самореализации ценностей не существует. С точки зрения коммуникационных рисков, особое место занимают элементы, которые должны служить основаниями коммуникации и поэтому не могут быть отвергнуты. Они должны быть застрахованы от рисков. Это и есть задача ценностей. Ценности имплицируются при коммуникации, их предполагают, а не полагают. «Не говорят прямо: я за мир. Этого избегают по известным нам основаниям: это дуплицировало бы возможность принятия или отклонения». Тот, кто не согласен, должен доказывать свою позицию, должен перенимать комплексность, он подвергается опасности быть изолированным и обрекает себя на почти безнадежное занятие. Поэтому дискутируют не о ценностях, а о преференциях, интересах, предписаниях, программах. Не существует самоосуществления ценностей. Все, что они призваны гарантировать, может быть в коммуникации сорвано и, разумеется, тоже во имя ценностей.

14. Следствия для области диагноза и терапии системных зависимостей.

Коммуникация может быть повреждена сознанием. Строгое различение систем помогает не только лучше понять межсистемные зависимости, но и использовать их для целей диагноза и терапии. Межсистемные зависимости строятся подобно отношениям системы-окружения, поэтому в таких зависимостях следует искать не причины системных процессов, а их помехи. «Сознание привносит в коммуникацию только помехи, только шумы, только пертурбации и наоборот, коммуникация привносит в сознание помехи». Чтобы наблюдать коммуникационные процессы, нужно знать предысторию коммуникации, а не сознания. Сознание излучается из слов, как свет от горящей свечи, легко отдаляясь от содержания и внося в него собственные обертоны. Коммуникация должна коммуникативно понятным образом быть принята или отклонена. Она должна приспособится к стремлению сознания увлечь ее в сторону. Она делает это посредством бинаризации. «Коммуникация позволяет сознанию мешать и даже предусматривает это; но только в формах, которые в дальнейшей коммуникации способны к примыканию, т.е. могут обрабатываться коммуникативно. На таком пути не возникает смешения автопоэзиса систем, а, напротив, достигается высокая мера коэволюции и сыгранной реактивности». Помехи и шумы нормальны; всегда существуют нормальные способы овладения ими и их нейтрализации.

По Бляхеру Л.Е. [1]Править

С. 144: В условиях нестабильности – возникает относительная депривация, в результате которой появляются (и исчезают) виртуальные страты. Это – результат особого рода коммуникации, отличающейся от ситуации институционально оформленного общества.

В кризисном обществе в пространстве между акторами происходит рождение новых смыслов, здесь - «пространство взаимного становления Я и Другого» (М.М. Бахтин). В пространстве социального хаоса один напряженно ищет такого Другого, по отношению к которому он мог бы определиться-завершиться. Такая коммуникация – поиск порой происходит в форме автокоммуникации , общение со своей совестью как оппонентом.

В ходе автокоммуникации непронизываемая сознанием данность социальной коммуникативной сети становится, осознается как проблема, требующая немедленного разрешения. Тому, как именно человеком решается та или иная проблема в процессе автокоммуникации, способствует введение категории «относительная депривация» как показателя, индикатора коммуницируемости.

Понимаемая так коммуникация представляет собой способ социального бытия человека в мире его смыслов, значений, регулятивов, задающий варианты его совместного со-бытия с Другим и организующий социальное пространство-время. Тем самым раскрывается социальная сущность человека, проявление социального хронотопа через коммуникацию («Человек есть животное, подвешенное к паутине значений, которую он сам сплел», Клиффорд Гирц)


  1. Бляхер Л.Е. Нестабильные социальные состояния. – М.: РОССПЭН, 2005.


Владимир Иванович Новиков. "Михаил Бахтин: синтез филологии и философии" (эфир 30 марта 2011 года) Править

B 267794
"Смыслы - это ответы на вопросы. То, что не отвечает на вопросы - лишено для нас смысла"

"Диалог" - Мартин Бубер

"Другой" - Эммануэль Эменас

Любой метаязык - это диалог с предметом. Музыка - это больше чем литература

Уметь быть по отношению к Бахтину "другим" . На исходе жизни сам мир пришел к нему, стал задавать ему вопросы.

Библиография М.М. Бахтина:

  • Искусство и ответственность, 1919: архитектоника ответственности
  • Проблемы поэтики Достоевского, 1963: мыслить \проблему\ точками зрения, "диалог", полифония: голоса автора и читателя равноправны. Умберто Эко: литература как генератор интепретаций
Ничего окончательного в мире еще не произошло. Все еще впереди и будет впереди
  • Творчество Франсуа Рабле, 1965: карнавал как амбивалентный смех (который и разрушителен, и созидателен одновременно)
  • Проблемы содержания, эстетического объекта и формы словесного художественного творчества, 1974: "материал", "автор", эстетический объект".. "Войти творцом"
  • Автор и герой в эстетической деятельности, 1920: "другой", "вненаходимость".
Слава создается профанами; "Декарт, не издававшийся на телеграфе"...

Боимся дуализма, а ведь он, в отличие от монологизма, - не разрушителен, а созидателен. Это - удвоение бытия, когда находишь Другого.

"Другость" как почва для диалога, кот. есть этическая категория, не следует изнурять это понятие. Общность через диалог, через искусство - встраиваться в диалог

Цифровая культура, сценарии новых медиа [1]Править

.Oт пространства репрезентации мы приходим к пространству коммуникации... управление происходит через взаимосвязи.


Соотношение коммуникации и понимания Править

(Игры разума: от коммуникации к пониманию В гостях Finam.fm - Тамара Завеновна Адамьянц, профессор, главный научный сотрудник Института социологии РАН.)

Количество коммуникаций в современном мире стремительно растёт, информация, передаваемая при помощи этих коммуникаций, тоже растёт, а вот растёт ли понимание?! Проблема эта становится даже критической в случае, скажем, если речь идёт о лице, принимающем решение. Но, в принципе, это касается всех людей, поскольку существование в современном мире – это существование в мире сложном. А люди, они по определению разные существа, мы все личности, мы все разные личности, у нас разные, по-видимому, системы, в том числе и системы понимания.

Это знамение времени, что нам сегодня нужно знать, как происходит понимание, что такое понимание, можно ли измерить, состоялось ли понимание...

Значительная часть коммуникаций начинает напоминать своего рода игру в бисер, или возникает образ того самого мальчика Кая, который сидел в замке Снежной Королевы и пытался из кусочков сложить какое-то слово. Две иллюзии возникают у человека. Первая иллюзия – что он при этом обучается чему-то, а иногда это просто оказывается ворох знаний, не упакованный в соответствующее русло понимания. Вторая – что он понимает. Вообще, что такое понимание? Ведь адекватное понимание это вовсе не правильное понимание, это нечто иное.

Есть уровень мотивов, то, что мы всегда тоже включаем в коммуникацию, но не всегда это отслеживаем, не всегда можем понять. Понимание – это понимание интенциональности: через цель, намерение, стремление. Сегодня термин "интенциональность" в рамках направления, которое я представляю – это семиосоциопсихологическое направление, которое разработано российским учёным Тамарой Моисеевной Дридзе. Интенциональность мы определяем как равнодействующее мотивов и целей при общении. "Коммуникативный акт", он должен быть целостный, завершённый, только тогда мы можем анализировать, каким образом они преломляются в сознании человека и доходит ли он до понимания интенциональности. Вот это главная точка отсчёта понимания мотивов и целей.

Проблема понимания начинает действительно становиться актуальной именно применительно к сложным текстам? в результате возникает существенная опасность упрощения. Потому что человек, не справляясь с этой сложностью и обилием информации, он начинает упрощать, обтёсывать дерево в некоторый столб.


  1. Гость в студии – Иван Иванович Засурский, главный редактор Интернет-газеты "Частный корреспондент", заведующий кафедрой факультета журналистики МГУ
Интернет паутина

Карта Интернета. За каждой конечной точкой скрывается человек. Все связаны друг с другом в одну сеть

См. также Править