ФЭНДОМ


ПРОБЛЕМЫ КОМПЛЕКСНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ АВТОНОМНЫХ ПЛАНЕТНЫХ ПОСЕЛЕНИЙ

Сайфуллин Н.Ф., "ИноКонт" ("Автономные планетные поселения"), координатор Программы


Вместо предисловия

Случайно ли то, что обнищание духа на Земле совпало с утратой интереса к космосу как источнику вдохновения и т.н. локомотивности? Скорее - закономерно...

В этой связи отметим, что изначальная ведомственная самодостаточность, даже более того - казеность, космонавтики сослужила недобрую услугу ей же самой, отстранив самоё себя от общества, от тех, кому и призвана была служить - землянам как таковым в целом (алиби в части успехов орбитальных ТВ, ГИС, метеорологии и т.п. учитываем, но здесь не принимаем). [1]

Современная реальность такова, что подспудно и решительно надвигается новая фаза, преемница космонавтики, именуемая планетонавтикой[2]. Это - не подмена вывески, но качественно иная парадигма как новая ступень взаимодействия человечества в галактике. Ее решительным и ключевым отличием от предшественницы служит уже то, что главными действующими лицами и исполнителями новой эпохи становятся с е м ь и. Полноценные полноформатные семьи, именно так, а вовсе не одиночки-герои, к которым как данности приучила космонавтика (сборные экипажи - это, как ни крути, те же "операторы КА", только в "малой социальной группе"). Количество, переходящее в качество: если за историю пилотируемой космонавтики орбитальный космический полёт совершили около 500 землян, проведя в общей сложности свыше 10 000 человеко-дней, то формат планетонавтики предполагает уже выход на уровень десятков-сотен тысяч поселенцев с обретением всей жизни за пределами Земли, включая и воспроизводство фамильного рода своими потомками. Вдуматься только: впервые в своей истории само человечество становится создателем новой социальности, буквально - с нуля! "Автономия как новая Родина"... Подобного прежде не было!

Такой акцент на развитие очень скоро обнаруживает, что земная культура еще не готова, не способна предложить, выдвинуть добротной методологии и, тем более, моделей обживания иных сред за пределами своего "шарика". Именно обживать в полном смысле слова, а не совершать десантные рейды биороботов - "операторов КА", будь их хоть сотни. Мало того, что сама она запуталась в невнятности и неспособности решать демографические и урбанистические (расселенческие) проблемы на своем двухмерном "пленочном" уровне. Упорно игнорируя императив Гёделя: что "сущность системы не изменить изнутри самой системы"[3], - она, с упорством, достойным лучшего применения, плодит иллюзии типа "Лучше город - лучше жизнь"[4]. Все эти "авангардизмы" - плавучие города ли это, поднебесные города разных типов (включая «эфирные поселения»), города-оазисы и т.п. образцовые концепты разрешить нарастающие проблемы качественно не способны уже по одной сущностной причине: они беременны пороками экстраполяции "традиционных" земных моделей и норм жизни в новые условия, оставаясь "самодостаточными" в своей линейной логике. Отсюда - неизбежный утопизм, удрученность борьбой друг с другом, с пиратством и содержанием секьюрити, финансовые суррогаты и т.п.

Но не будем увязать в сравнениях, а укажем на путь альтернативный. Он и содержится в парадигме планетонавтики, означающей экспансию человеческого(их) обществ(а) в глубины галактики. То, что принципиальных инженерно-технологических препятствий на этом пути даже уже современная цивилизация не имеет - это, полагаю, неоспоримо. Беда в том, что современный земной "раздрай в душах" и смятение умов настолько непозволительны для своего вброса, катапультирования в будущее, что выльются в месть своим же потомкам за свою невнятность и потому должен соблюдаться добровольный обет, некий планетарный карантин на долгие годы. Но что же делать, если Китай уже на 2030-е наметил создание своей 1000-местного поселения на Луне, заставив другие страны определяться со своими схожими амбициями?! Неизбежен вопрос: как же быть? Экспансия человечества и нужна, и недопустима одновременно. Налицо противоречие, которое без выхода на уровень изобретательских парадоксальных приемов снять невозможно.

Потому планетонавтика настаивает на необходимости развития, прежде всего, особой, неведомой поныне области т.н. "планетарной социологии", принципиальное отличие которой от существующих уже в том, что она должна быть не описательно-регистрирующей (см. пресловутые количественные социологические опросы), а именно качественно-созидательной, проектирующей крупные сообщества для условий существенной неопределенности. И (о, ужас!) объектом проектирования определяет систему коммуникаций (по Н. Луману) внутри и между семьями, становление феноменологии семьи. Именно она, семья забвенная, и становится главным действующим лицом и исполнителем новой эпохи.

В целом, предлагаемая планетонавтикой ставка на «асимптотическое проектирование» (проектирование при жестких граничных условиях) служит вызовом, оселком для проверки современных достижений, считающихся таковыми для номинальных земных условий… Создаваемый этим локомотивный эффект крайне уместен для переосмысления приоритетов не только инновационной деятельности, но - что важнее, - поиска новых моделей и образов жизни, что стало фактором конкурентных преимуществ для многих стран планеты.


Базовым социальным форматом в планетонавтике принято "автономное планетное поселение" (АПП). Основой проектного становления АПП служит дизайн-программирование. Соединяя в себе в целостный процесс разработку концепции сложного социально-культурного объекта с программно-целевой организацией системы деятельности по реализации разработанного для него проекта, этот поиск немыслим без синтеза интуитивно-образного и системно-научного проектного мышления. Эффективности подобного подхода способствует, прежде всего, представление о семантических характеристиках средового объекта в его динамике относительно различных горизонтов прогнозирования.

Здесь и далее единицей проектно-методического анализа принимается т.н. "автономия", которая характеризуется особыми признаками[5]. В интересах моделирования стратегий автономий, АПП понимается как сложная самоорганизующаяся социокультурная система, которая обладает:

При этом Автономное планетное поселение как любая автономная группа обладает признаками:

Ясно, что чистая «автономия» - это гипотетическая абстракция, но она необходима для того, чтобы с неожиданной стороны оценить потенциал партнерства ранее непересекавшихся планетарных и урбанистических стратегий на основе нетривиальных идей футуродизайна. Понятно, что это потребует встречных перемен в квалификации сторон на основе новых знаний и освоения непривычной словарной базы, готовности к преодолению в себе творческой самодостаточности и ксенофобии...

Контуры семантического дизайна

Новая категория автономных поселений требует комплексного моделирования их жизнедеятельности на Марсе, Луне и иных планетах или астероидах, так и на поверхности или на больших глубинах Земли. Актуальность темы вызвана необходимостью адекватного реагирования на вызовы будущего, обеспечения дальнейшего существования и развития человечества. Создание соответствующих концептуальных проектов должно быть инициировано безотлагательно, поскольку предстоящие проблемы крайне нетривиальны и объем непознанного огромен. Прикладное значение решений, искомых для подобных экстремальных условий, определяется как их способностью стать катализатором новых смыслов и идей для современных земных реформ, так и источником прогресса для перспективных космических и др. программ.

Ключевая нетривиальность идеи автономных поселений состоит в том, что здесь впервые само человечество проявит себя участником беспрецедентной миссии зарождения социальности «с нуля». Решение стоящих на этом пути проблем определяет необходимость проектного прогнозирования, превентивной разработки и апробации широкого спектра альтернативных стратегий социокультурной адаптации и устойчивой жизнедеятельности сотен-тысяч обитателей автономных поселений. Итогом ожидается то, что можно охватить понятием "образ социокультурной среды жизнедеятельности", основанной на балансе самоорганизации и управления. Т.е. это – мир помыслов и реализации человека, условия для его гармоничного развития в новых для обитания человека условиях.

Требуется безотлагательное изучение социокультурных (а не столько социально-психологических) аспектов зарождения и развития автономных поселений. Нетривиальность искомых решений заключена в парадоксальности тех смыслов, которые будут донесены и воплощены землянами в нетронутой ранее земной культурой среде.

Роль первых носителей-миссионеров этих смыслов выпадет участникам начальных экспедиций - "миссий посещения". Именно от того, на какой парадигмальной морально-этической основе будут учреждены их цели, планы и действия, зависит каскад последствий для всех последующих этапов и поколений…

Поэтому принципиально важным для судеб новых поколений поселенцев становится преодоление инерции соблазна прямого переноса привычных земных норм и стереотипов в новые для человека среды обитания, опора на приоритеты обеспечения гуманитарной ответственности без ущерба технологической эффективности. Поиск ответов на эти критически важные вопросы будет сопряжен с необходимостью разрешения массы парадоксальных и отнюдь не известных\разработанных на Земле проблем.

Подготовка подобных миссий связана, тем самым, с необходимостью изучения адаптивного поведения и жизнедеятельности изолированных от внешнего мира социальных групп, самостоятельно решающих проблемы сохранения (точнее, восполнения) смысла жизни, образования коалиций, динамики норм, восприятия «своего чужого мира» и т.п.

Предметом коммуникации в такой среде понимаются индивидуальные и коллективные смыслы ее участников. Эффективность так понимаемой коммуникации определяется способностью каждого выделить главное в целостной картине осуществляемой миссии, распознать и включить в действие уместный для данных обстоятельств личный опыт, что потребует применения специальных навыков и средств (оперативного) моделирования ситуации. Не менее важным преимуществом такой коммуникации будет ее настроенность «на конструктив», т.е. не на пассивное ожидание управляющих команд извне ("от Земли"), а в режиме переоценки и мобилизации собственных ресурсов, встречных действий участников миссии. Сохранение воли к жизни, удержание ее смыслов обретает в подобной ситуации ключевое витальное значение для успеха миссии.

Предлагаемое исследование имеет междисциплинарный характер и является начальной разработкой подходов к решению базовых проблем, связанных с изучением потенциала социокультурной и социально-психологической устойчивости автономных групп в сложных условиях неопределенности. Общий контекст работы согласуется с поиском принципиального ответа на извечный (для землян) вопрос: «если каждый индивидуален, то как возможны общие значения, на основании которых существует взаимосвязь между индивидами?». Решение при данной постановке вопроса предлагается разрабатывать на основе базовой установки: «Социальную реальность следует интерпретировать, постигая смысл человеческих поступков».

Потребность снижения социальных рисков в таких миссиях требует применения соответствующих прогрессивных организационно-управленческих социальных технологий. Традиционные методы жесткого рационально-логического управления редко применимы к условиям неопределенности и противоречивости и потому требуют дополнения подходами, основанными на креативном потенциале эмоционально-интуитивных технологий поиска и выбора решений. При этом же очевидно, что возможности достижения успехов, например марсианских экспедиций, в целом, напрямую связаны со способностью каждого участника действовать в реальном партнерстве (альянсе) с контрагентами.

Такие альянсы становятся востребованным и самостоятельным объектом социального проектирования в контексте подготовки деятельности автономных поселений. Комплекс стоящих на этом пути барьеров связан с тем, что в реальной жизни всё взаимосвязано, отношения людей и групп строятся на тончайших нюансах. Исходная неопределенность отношений между субъектами колонизации требует придания им внятности. Неизбежные при этом трудности связаны с необходимостью преодоления неявности их опытов при стремлении воплотить явные и латентные мотивы каждого из них (неразрывное единство опытов и мотивов понимается здесь и далее как «смыслы»).

Коренная сложность на этом пути видится в том, что человеку не свойственно видеть в проблемах источник новых смыслов, он с трудом понимает свои проблемы, путает их с непроблемами, и потому здесь применение традиционных социометрических приемов успеха не приносит.

Проблематизация является ключевым звеном в постижении реальности неосознаваемых латентных смыслов и – на этой основе, – в мобилизации встречных действий, основанных на согласовании целей совместной деятельности, обеспечивающих искомому альянсу единство самоорганизации и управления и прирост качества жизни. Для этого существующим и потенциальным партнерам необходимо совместно разобраться в нетривиальных соотношениях их мотивов и опытов, а также выйти на базовые идеи решений по тем опытам, которые наиболее адекватны сложившейся конъюнктуре смыслов (далее – "семантике"). А эффективны те решения, оптимальны те цели, которые адекватны проблемной ситуации.

Надо признать, что на сегодня не существует ни одной отработанной прикладной теории и методических средств, пригодных для понимания и реализации механизмов коллективной адаптации автономных социальных групп в экстремальных условиях. Стратегия поведения людей в существенно неопределенных ситуациях и их эмоциональная оценка взаимосвязаны. Механизм эмоций – это тот компас, по которому человек ориентируется в стохастическом мире. В условиях непредсказуемых морально-психологических нагрузок решающими последствиями может обернуться страх, парализующий адекватное восприятие и действия, когда извлечение из памяти и применение уместного опыта становятся непредсказуемыми. При этом витально важным становится преодоление страха, восполнение чувства смысла жизни, умение адекватно сориентироваться в ситуации неопределенности, адаптировать жизненные стратегии к новым условиям.

В экстремальных условиях человек еще более усугубляет, идет на дополнительный риск, потому важно, чтобы этот риск был мотивированным, предполагающим получение ситуативных преимуществ действий каждого для всей группы в целом. Риск этот нужно согласовать и взвесить в составе всей команды и сделать это оперативно, цели отдельных людей должны быть взаимоприемлемы для всей группы, т.е. должен выстроиться альянс через «расчет согласия». «В страшной ситуации человека быстрее успокаивают собственные действия по уменьшению угрозы… Осторожность или нервность могут приносить как пользу, так и вред, в зависимости от того, полезной или вредной считается конкретная потребность (мотив) индивидуума».

В хаосе нештатной ситуации много шума, из которого каждой стороне надо суметь извлечь лишь сущностную уместную информацию (задача распознавания). Но избавиться от шума (снизить его долю) можно и путем обмена друг с другом содержательной информации в сжатом свернутом виде, имеющем однозначную трактовку для каждой из сторон. Причем, лучше, чтобы эта информация была:

1) минимально вербальной;

2) воспринималась целостно и быстро;

3) была универсальной, равнодоступной в понимании для любой (как можно большей) категории участников.

Этим требованиям отвечает мультимедийная семантическая модель проблемной ситуации, обсуждаемая ниже.

В целом актуален комплекс задач по совершенствованию навыков поиска, выбора и принятия участниками (марсианских и т.п.) программ социально значимых решений в условиях высокого риска и неопределенности. Это требует профилактики конструктивно-оптимистического переживания человека в экстремальных социокультурных условиях, развития его эмоционального интеллекта, не ограничиваясь лишь мерами по повышению социально-психологической устойчивости личности в нештатной обстановке.

Социально-культурное проектирование автономий невозможно без построения соответствующих математических моделей и проведения вычислительных экспериментов, заблаговременной апробации и верификации моделей жизнедеятельности с обращением к модусам будущего как желаемого, возможного и ожидаемого в соответствии с методологией проектного прогнозирования (футуродизайна).


Футуродиз ситуация

Рис. 1 Семантический дизайн ведется на принципах "Будущее как причина настоящего»

Фундаментальным вопросом футуродизайна являются социокультурные последствия технологических решений. Соответствующие императивы задают необходимость поиска оптимальных социотехнических проектов в зоне семантического прорыва, качественного приращения смыслов в точке пересечения «традиция – новация», с которой и связывается понимание "Будущего как причины настоящего» (Рис.1). Тем самым реализуется функция проектирования как формы познания, где акцент делается на поиск динамической устойчивости семантически самобытной социокультурной системы.

Ключевое противоречие футуродизайна – «в будущем мы еще не жили, но проектировать его надо уже сейчас». Если вариант отказа от проектирования как такового не подходит, то в качестве методологической установки остается принять «будущее как причину настоящего».

Portal-studio D'Ark

Рис.2 Общая архитектура портал-студии семантического дизайна D'Ark (справа внизу - альянс-кульман)(C). База знаний развивается по аспектам: НИР - на ВиртЛабе, ОКР - в Мидипедии. На их основе ведется дистанционное обучение по циклу "Планетонавтика: теория и практика", чья методология опирается на идеи футуродизайна. Практический блок реализуется на основе проектно-игровых сред типа "ДрЖел", вспомогательный блок нейросемантического моделирования служит, прежде всего, для работы с БкВ. Гармонический анализ и синтез сценарных планов ведется в ДрЖел за виртуальным роялем; новые идеи также нарабатываются в режиме комикс-моделирования.

"Проектно-пригодным" является модус будущего как ожидаемого. В данной работе для изучения ожидаемого будущего и соответствующей эволюции стратегий автономий применяется технология семантического дизайна, представляющая собой сочетание как минимум двух базовых исследовательских технологий:

Информационно-методические средства семантического дизайна интегрированы в единую портал-студию D'Ark (рис.2).

Воспроизводство смыслов (их становление) имеет для автономного поселения ключевое витальное значение. Анализ коммуникации как социальной онтологии позволяет выделить виртуальные социальные образования – страты, определяющие возможные варианты будущей стабильности и типологии возможных стратегий жизнедеятельности автономных поселений. Принимая действие поисковой коммуникации как признак социальности, выход на режим автопоэзиса при различных начальных и граничных условиях может рассматриваться как формальный признак состоятельности, критерий возможной жизнеспособности автономии.

В земной традиции именно семья стала первой социальной системой, основанной на естественном распределении полномочий, что имеет добровольную основу, когда каждый, в меру своих способностей (опыта, компетенций) и мотивов принимает на себя и реализует инициативу по удержанию и восполнению в семье значимых для ее устойчивого развития смыслов. Это делает возможным существование пространства «воспроизводства человека», «семантической среды» воспитания детей, их социализации и инкультурации, восприятия основ социокультурной традиции, адаптации к локальному и (мета)национальному сообществу.

Именно в семье лежат основы социокультурной устойчивости, сводной (интегральной) социальной стабильности, условия достижения которой включают способности самоорганизующегося решения проблем:

  • некритичного снижения качества жизни, сохранения русла устойчивости и приращения смыслов жизни членов семьи,
  • удержания единства управления и самоорганизации: члены семьи не пребывают в пассивном ожидании помощи извне, а имеют возможность самостоятельно вырабатывать и применять конструктивные решения для адаптации к флуктуациям окружения,
  • мобилизации разумной (логической) и эмоциональной сторон (аспектов) сознания, эмоционально-интуитивного интеллекта каждого.

Минимальная семья (мать, отец, ребенок) является (квази-)автономией, может рассматриваться социокультурной триадой и содержит в себе базовые основы конструктивной коммуникации. Предметом коммуникации в такой среде понимаются индивидуальные и коллективные смыслы ее участников. Результатом этой коммуникации становится т.н. виртуальная общность жизненных родовых смыслов. В социопроектном плане наблюдается виртуальная страта, которая и служит «фундаментом для формирования социальной природы и идеалов индивида» (Ч. Кули). Итогом возникает то, что можно охватить понятиями "образ социокультурной среды жизнедеятельности", «своя родина».

Стадии проектного прогнозир

Рис.3 Стратегия как подоснова технического задания сложной социотехнической системы

Проектирование предстоящей жизнедеятельности АПП означает необходимость понимания многообразия и динамики его социальных сценариев, равно как и соответствующих граничных условий (Рис.3). Прогностическая роль сценарного проектирования несомненно важна именно тем, что делает возможным анализ жизненных «русел устойчивости» и их адаптации к возмущениям; в этом плане сценарии служат своеобразными «сталкерскими вбросами гаечек в будущее». Несомненно, что наиболее достоверными будут те модельные решения, которые включают в себя самого обитателя, более того – созданы при его непосредственном участии.

Назначением сценариев АПП является и создание сюжетно-видовой основы для разыгрывания «в натуре» импровизационных идей об ожидаемых требованиях к обеспечению жизнедеятельности АПП. Т.е. это – сценарный прогноз, совместная попытка заглянуть в будущее. Основу для оптимизма (веры в адекватность) в такое проектное прогнозирование дает опора как на «фундаментальные принципы развития», так и на известные современной науке закономерности социальной (нелинейной) динамики

Для АПП сценарий служит основой, например, апробации как стратегий социокультурной жизни, так и при постановке проектных заданий, например, на становление инфраструктуры поселения в ее градостроительной (урбанизм и когнитивная архитектура) части.


Альянс-проектирование

ДрЖел доска

Рис.4 Альянс-кульман: проектно-игровое поле (шаблон)

Альянс-проектирование ведется в режиме интерактивной образно-символической семантической игры на т.н. "альянс-кульмане" (рис.4), которую отличают особенности:

Парц проблема социализация

Рис. 5 Конструктивное решение проблем как основа социализации

Целью участников такой проектной игры (акторов) является формирование и экспансия социокультурного альянса, основанного на максимальном раскрытии личного семантического (смыслового) потенциала и оптимальном делегировании полномочий; при этом для каждого парциального альянса формируется уникальный семантический портрет в виде ландшафта качества жизни. Средством достижения успеха служит проблематизация, которая позволяет осуществлять поиск и выбор оптимальных (свойств) партнеров для максимально полной реализации и приращения через совместную деятельность собственных опытов и мотивов ("смыслов") (рис.5). Это дает акторам возможность совместного анализа проблемной ситуации во всем ее многообразии, направляя ход ее диагностирования и прогнозирования в пространствах новых взаимосогласованных смыслов и приемлемых рисков.

Здесь для «борьбы с неопределенностью» применяется метод «погружения в хаос» на основе принципа «к подобному – подобным»: поскольку будущее непредсказуемо в своей парадоксальности, то и исследовать его следует стохастическими вбросами в него вопросов-версий в модальности «чем будущее отзовется?» . При построении вопросов используется принцип «тушения огнем»: от неизбежных в АПП конфликтов переходим к управляемой конфронтации и на этой основе ведется поиск базовых смыслов как аксиологических доминант для кооперации (альянсов). В результате, чтобы осмыслить, как-то структурировать будущую реальность жизнедеятельности (АПП, в частности), носитель такого кризисного сознания получает некий «внешний» проект будущей реальности - прогнотип, - даже безотносительно к генезису и аргументированности этого проекта. Сопоставляя наличную реальность с реальностью проектной, будущей, игрок вносит в эту реальность некоторую определенность, проектно-пригодную стабильность.

Игра ведется поэтапно, требуя поэтапного формирования участниками образов будущего как желаемого (БкЖ), возможного (БкВ) и ожидаемого (БкО): на рис. 4 им соответствуют нижняя, верхняя и средняя гирлянда узлов. При переходе к прогнозированию образа «Будущего как возможного» (БкВ) понимаем, что правильнее опираться, отталкиваться от вероятных в этом будущем имманентных потребностей человека. Методически это означает, что соответствующая гирлянда должна выстраиваться от мотивовтоники, "пойманной" в БкЖ), в то время как гирлянда «будущего как желаемого» строилась преимущественно «от компетенций». Последующее социокультурное и социально-психологическое прогнозирование «ожидаемого и возможного будущего» ведется путем сопоставления с типологией жизненных стратегий автономии (см. ниже).

Shelf Mango

Рис. 6 Семантический портрет (пример)

Создаваемые в ходе альянс-проектирования "семантические портреты" в виде уникального ландшафта качества жизни позволяют передавать сложнейшие нюансы взаимоотношений акторов как в плане мотивов, так и в плане компетенций – ценнейших внутренних инвестиционных ресурсов сообщества (Рис. 6 (пример)).


Создаваемые "проблемные портреты" позволяют передавать сложнейшие нюансы взаимоотношений акторов как в части мотивов (идеалов и ценностей), так и в части опытов – ценнейших инвестиционных ресурсов автономий. Креативность и прагматизм такой системы проектного прогнозирования позволяют выдвигать гипотезы и выявлять на этой основе цели и принципы жизнедеятельности (регламент; устав) устойчивых альянсов.

В соответствии с теорией возмущений, изначально расчет ведется в приближении, а последующими непрерывными итерациями добиваются необходимой точности прогноза.

Нейросемантическое моделирование социальных коммуникаций

Разработка математической модели становления социальности в автономных группах позволила предложить модель вероятностного семантического анализа социальных коммуникаций.

Изучаемая система представляется набором взаимодействующих узловпарциальных проблем, – каждый из которых характеризуется интенсивностью парциального смысла, набором внутренних параметров (мотивов и опытов), которые могут отличаться по величине у разных элементов системы, и набором связей каждого узла, которые определяют, с какими элементами сети взаимодействует данный узел. Система - замкнутая изолированная, ее автономное обитание означает отсутствие прямого обмена смыслами с внешним миром. Т.е. автономия замкнута на внутрипорождаемые смыслы, что позволяет рассматривать ее с позиций семантической самодостаточности. Взаимодействие узлов заключается во взаимной трансляции смыслов, эффективность данного обмена зависит от семантической близости узлов.

Текущее состояние семантической сети зависит от индивидуальных и социетальных характеристик составляющих узлов. Последнее означает, в частности, ту или иную способность узла к осуществлению коммуникации, состоящей во взаимообмене сообщениями, распознавании в таковых сообщениях значимой информации и понимании этого различия (Н. Луман). При этом информация понимается как осознанный и запомненный выбор по критерию значимости сообщения для акцептора (Д.С. Чернавский). Результат сделанного и запомненного выбора засчитывается как ссылка, «цитата». Избыточность ссылок на некоторую информацию характеризует интенсивность смысла данного узла. Чем больше ссылок на возможности переживания и действия раскрывает сообщение, тем большим смыслом оно обладает.

Напряженность смыслов в узле есть основания считать эквивалентом уровня качества жизни в данной точке социокультурного фазового пространства.

Поскольку действие поисковой коммуникации есть признак социетальности (социальности), то бесконечность процесса коммуникации может рассматриваться как формальный критерий жизнеспособности группы (с социальной точки зрения, хотя она и вплотную связана с органической\телесной жизнедеятельностью человека). Поэтому, задавая различные начальные и граничные условия, можно проверить возможности выхода системы (например, автономной группы в кризисной ситуации) на режим автопоэзиса, который и следует принять за критерий жизнеспособности моделируемого социума.

Рассматриваемая система содержит N узлов (в вычислительных экспериментах использовалась как пример матрица 15 опытов*15 мотивов), каждый из которых претерпевает изменение смысла (в т.ч. и отток\диссипацию), определяемое на каждом шаге. Т.е. семантический ресурс понимается как смысловой ресурс, поставляемый или забираемый от сети в целом.

Допустим, имеется (приходит, возникает) сообщение об опыте Pa. В момент времени t мотив Fb распознает в данном сообщении значимую для себя информацию (индексам a, b, c соответствуют разные взаимодействующие узлы):

Fbt = Fb(Ptai), где i = 0, 1, 2, 3…

Одновременно «реагирует» и мотив Fc, извлекая свою информацию из сообщения о Pa (функция убывающая):


Fсt = Fс(Ptai), где i = 0, 1, 2, 3…

Поскольку к одному и тому же опыту Pa в момент t предъявляются конкурирующие взаимоисключающие требования со стороны мотивов Fb и Fс, то в момент времени t+1 происходит его адаптация\подстройка под сложившуюся ситуацию:

Pt+1a=f (Pta,Ftb,Ftc)


Меняются при этом и интенсивности мотивов (происходит их взаимоподстройка под опыт Pa, тем самым эти мотивы (косвенно) влияют и друг на друга):

Ft+1b= f (Ftb,Pt+1ai},

Ft+1c= f (Ftc,Pt+1ai}.

Этот случай относится к "да"- исходу (позитивному решению) для опыта Pa, в результате чего возникает виртуальная страта, базирующаяся на парциальной проблеме, ключевым элементом которой и понимается опыт Pa.

Если на Pa как сообщение прошло более одной "реакции внедрения", то регистрируем это как "цитирование". А если образуется избыточность таких "ссылок на возможности переживания и действия", то есть все основания понимать исходное сообщение (об опыте Pa) как содержащее смысл (для носителей мотивов Fb и Fc).

Если применить эту логику к узлу, то "напряженность смыслов" данного узла можно исчисляться как экстенсивный параметр состояния социальной системы, зависящий как мера от "востребованности" опыта "на рынке мотивов".

Так же, как и в клеточных автоматах, узел характеризуется дискретным набором чисел, а эволюция - дискретным временем («эпизод», со-бытие). Так же как в нейронных сетях, он может устанавливать связи с любым членом сообщества – узлом сети. Однако в предлагаемой модели каждый элемент имеет возможность менять структуру связей на каждом шаге, исходя из баланса смысла, которого он достигает благодаря множеству других, вычисляемых на данном шаге, узлов сети, дополнительно к тем, с кем у него уже установлена связь.

Особенности поведения, установок, стратегий человека, входящего в автономную группу, зависят от индивидуального и социального семантического потенциала ее участников (Таблица 1).

Таблица 1 Параметры состояния семантической сети.

Характеристика

Знак

Индивидуальность

Социальность

Производитель (порождение\ инвестирование смыслов)

(+)

Самопорождение смыслов (bt+1)

Приращение смыслов в социальных связях (IRt+1)

Потребитель (приток\диссипация смыслов)

(-)

Амортизация смыслов (nt)

Диссипация смыслов в социальном окружении (Dt)

В рассматриваемой модели мы имеем дело с замкнутой изолированной (протосоциальной) системой, чье автономное обитание означает отсутствие прямого обмена смыслами с внешним миром. Т.е. автономия замкнута на внутрипорождаемые смыслы. Применим общий закон эволюции смыслов (модификация общей формулы В.А.Лефевра)[6]:

Wkt+1 = Wkt + bt+1 + IRj t+1 - nt - Djt

где Wkt+1 - парциальный смысл (смыслы понимаем как отклик мотива на опыт (по факту цитирования, ссылки на данный опыт), или наоборот - отклик опыта на мотив) i-го узла на шаге (в эпизоде) t;

bt+1 - приток (самогенерация узлом) смысла на шаге t+1;

IRj t+1 - приращение смысла на шаге t+1 как поощрение за степень сходства с узлами j, с которыми были установлены связи на предыдущем шаге;

nt - необходимые инвестиции (донорство) смыслов узлом в адрес семантического окружения в каждом эпизоде;

Djt - диссипация смыслов в эпизоде t по установленным с j -узлами связям в зависимости от сходства индивидуальных характеристик узлов:

Лефевр 2(2)

где sαt- дискретные значения доли затрат по установленным связям в соответствии с рангом связи α = 1, 2, 3; s1 > s2 > s3 > 0;

qt - индекс динамики качества жизни системы; Лефевр 2- , где maxW t и maxW t-1 определяется критерием преодоления текущим значением W t«порога доступности\причастности» к «элите (семантической)» социальной группы. Преодоление «верхней планки» переводит текущее W t в разряд максимумов, «нижней планки» - текущее значение W t сохраняется, при невозможности преодолеть эту нижнюю планку – значение подвергается дискредитации с коэффициентом h. Указанный нижний порог, в общем случае, соответствует «золотому сечению» 61,8033989%.

k - индекс парадигмы принимаемых субъектом решений (Таблица 3);

j i - множество связей i-го узла (множество номеров узлов, с которыми связан i-ый элемент на текущем шаге.


Все многообразие начальных состояний автономной социальной группы Wo может быть задано, в частности, генератором случайных чисел в интервале Лефевр ф, где q - масштаб «семантического русла»; «инвестиционная активность узла no - в интервале [ge, gf], где g<1, что обеспечивает выполнение закона сохранения смыслов. Значения e и f измеряются в условных единицах и соответствуют нижней и верхней границе значений исходных интенсивностей смыслов, которыми наполнена жизнь автономной группы.

Начальные условия узлов (семантической) сети задаются параметрами:

Лефевр 3 (3)

где e - минимальное значение напряженности смыслов участников (автономной) группы;

p(y/μ)0 - исходный семантический фильтр, определяемый как доля самопотребления парциального смысла узлом, задаваемая в диапазоне (0,1);

Z - максимально допустимые социетальные траты в каждом эпизоде (случайный генератор в диапазоне [ze, zf], где z<1).

Модель РИЭ типологии

Рисунок 1 Модель РИЭ типологии.

Начало адаптации связываем с «формированием образа себя» (по В.А. Лефевру), что позволяет провести классификацию начальных состояний участников по типам сознания «рационал(логик)-эмоционал-интуитивист» (РЭИ). Поскольку состав участников группы задается случайным образом, то их классификация по РЭИ-критерию позволяет в последующем отслеживать динамику различных психотипов людей при всевозможных стратегиях обитания. Поскольку мы исходим из «презумпции вменяемости» участников, то считаем, что любой из них соответствует диапазону вероятностей принятия позитивных решений от 62,7% до ~100%. Первая величина является расчетной и получена исходя из теории рефлексии В. Лефевра и нашей трактовки готовности субъекта к выбору положительного полюса мира как функции, определяемой доминирующим типом сознания актора (Рис. 1):

Лефевр 4 (4)

Право на такую интерпретацию дают следующие соображения: степень выбора позитивности мира субъектом отражает уровень его оптимизма - чем меньшую депривацию испытывает человек, тем большим потенциалом оптимизма он обладает, и наоборот. Все (мыслимое) разнообразие типов сознания может быть описано через комбинаторное множество рационально(-логической) (x1), эмоциональной (x2) и интуитивной (x3) долей целостного сознания, где x1 + x1 + x1 =1.

На рисунке 1 дана гистограммы двух крайних типов сознания: «абсолютно рационального» (правая часть) и «абсолютно эмоционально-интуитивного» (левая часть), - относятся к нонвариантам, не имеющим отношения к реальной жизни, и потому их следует исключить из рассмотрения. Потому принимаем рабочим интервал от 10% до 90% рацио-доли в сознании, что соответствует диапазону от 62,7% до ~100% вероятности позитивного выбора субъекта (Таблица 2).

Таблица 2 Типы сознания в соответствии с вероятностью позитивного выбора

Типы доминирующего сознания

Вероятность выбора позитивного решения

Доля в среднестатистич. группе

Мах

Мин

(справочно)

Интуитивисты (И)

75,16%

62,73%

10%

Эмоционалы (Э)

87,58%

75,16%

15%

Рацио (Р)

100%

87,58%

75%

Общая логика такова: чем более "интуитивен" актор, тем меньше он получает (бонусов (привеса смыслов) на каждом шаге), и тем больше он старается отдать\помочь другим. Для рационалиста – наоборот: он стремится больше получать и меньше отдавать. Промежуточное положение занимают эмоционалы: их «спрос и предложение» сбалансированы.

В первых стадиях исследования мы принимаем, что типаж актора сохраняется «вечно», что дает право применять для слагаемого bt+1такое сквозное «правило поощрения»: чем выше рацио-статус актора, тем больший из трех возможных «бонусов-привеса смыслов» он получает. Соответственно, средний бонус второго ранга получают эмоционалы, нижнего первого ранга – интуитивисты.

Теперь следует принять в расчет качественные различия поведения ментальностей автономной группы на начальных стадиях адаптации. В этом плане мы применяем типологию «жанров\образов» принятия решений рефлексирующим субъектом (Таблица 3).

В новой неопределенной ситуации, в которой человек обнаруживает себя, решается первостепенная задача по самоидентификации, определению «образа себя». Есть все основания полагать, что данная стадия является критически важной для последующей социальной адаптации человека. В первом приближении это состояние реализуется «субъектом со свободной волей», которому соответствует уравнение Лефевр 4 (В.А.Лефевр). Аналитически такая самоидентификация проистекает в форме РЭИ-классификации участников группы (см. выше).

Таблица 3 Эволюционные ступени рефлексии субъекта в составе автономной группы.

Эпизод

РЭИ-тип

«Образ себя» (субъект со свободной волей)

«Решение, основанное на вере»

«Решение на образе мира»

Семантический фильтр

Индекс базовой парадигмы

1

2

3

4

0.

да

да

1.

да

да

да

2.

да

да

да

да

да

3.

да

да

да

да

да

4. и последующие

да

да

да

да

да

В первом эпизоде Dj1- диссипация смыслов по связям, установленным с узлами j, задается уравнением 2). Для второго и далее эпизодов диссипация смыслов по сети социетальной коммуникации принимается при ее положительном значении и равна

Лефевр 5 (5)

Неположительные значения диссипации дискриминируются до нуля. Здесь W#t-1означает «ненормированную величину» 'Wt-1, т.е. значение, которое еще не подвергнуто проверке по критерию (способности к преодолению) порога социально значимой связи

Считаем, что после обретения каждым "образа себя" (Я-концепции (Л.Е. Бляхер)), со второго эпизода "узлы" начинают оказывать «давление» (В.А. Лефевр) на принимаемые в автономии решения, полагаясь при этом на индивидуальную веру\надежду.

К этому моменту первичная протосоциализация пройдена каждым участником автономной группы, субъект определил собственную Я-концепцию и приступает к «поискам своего Лица». Потому есть основания наделить его титулом «актор». «Я» определяет свою готовность к поиску виртуальной страты и руководствуется при этом собственной обретенной верой. Решаемый при этом вопрос состоит в том, что актор a либо решится на применение (неограниченную тотальную экспансию) своего ключевого опыта Pa (=1), либо не решится на применение (вплоть до сокрытия своего и подавления реализации другими) своего ключевого опыта Pa (=0).

Здесь результат ранее выполненной РЭИ-нормировки влияет на слагаемое bt, отвечающее за инвестирование (самопорождение узлом) смысла, и связан с индексом веры

Лефевр 6(6)

«Решение на вере» сводится к выбору ветви и ближайшей точки на графике аттракторов, устойчивых значений «вероятности согласия» (альянсопригодности потенциальных партнеров) (Рис. 2).

В соответствии с теорией рефлексии, если (прото)социальное окружение не оказывает давления на принимаемые субъектом решения (r=1), то готовность актора к конструктивному контакту равна знаменитому золотому сечению Лефевр золсеч. В общем же случае, вероятность позитивной реакции на инициативы актора:

Лефевр 7(7),

где индекс веры Лефевр индверы задается натуральными числами k (В.А. Лефевр) и определяет искомые аттракторы встречной реакции.

Аттракторы альянсопригодности

Рис.2. Аттракторы альянсопригодности субъектов. (Вероятность позитивной реакции на инициативы актора (она же – вероятность найти свою виртуальную страту))

Если вера в окружающих бесконечна (r → ∞), то состояние субъекта Х → 1 монотонно, и если вера слаба (r → 0), то Х → 1/2 монотонно. Другими словами, чем сильнее вера актора в свое окружение, тем выше его готовность выбрать положительный полюс, т.е. пойти на конструктивный контакт, быть "альянсопригодным" (рис.2).

Со вторым эпизодом связано также и вступление в силу т.н. семантического фильтра (В.В. Налимов [7] ). Каждому поколению (эпизоду жизни) автономной группы как тексту соотнесено множество смыслов, но они не равноценны. Для каждого из них есть своя вероятность спонтанного появления в сознании как отдельного человека, так и группы в целом.

Для данного феномена Налимов В.В. предлагает свою трактовку формулы Бейеса. В свою очередь, воспользуемся следующей ее интерпретацией для двух зависимых случайных величин µ и W:

р(µ/Wt) = k р(µ) р(Wt-1/µ) (8),

где k – коэффициент нормировки [8], р(µ) – априорная функция распределения смыслов µ (плотность вероятности), р(Wt-1/µ) – условная плотность вероятности (функция распределения) интенсивности смыслов Wt-1, спонтанно возникающей в ситуации Wt-1 при данном значении µ. Аргументом функции р(Wt-1/µ) является значение переменной µ. Функция р(µ/Wt) есть апостериорная плотность вероятности, отражающая вероятностное изменение смыслов после появления случайной ситуации Wt.

Формула Бейеса по Налимову выступает как силлогизм: из двух посылок р(µ) и р(Wt-1/µ) с необходимостью следует новое состояние группы как текста с новой семантикой р(µ/Wt). Человек видит смысл пережитых состояний через окно (область максимумов) плотности вероятности р(µ) до тех пор, пока в его сознании спонтанно, т.е. случайно не возникнет ситуация Wt-1. Новая ситуация Wt-1 создает фильтр р(Wt-1/µ) и обеспечивает в мышлении взаимодействие двух функций априорной р(µ) и фильтра
р(Wt-1/µ). В результате на выходе происходят итерационные перемещения по оси µ «окна в мир» за счет апостериорной функции р(µ/Wt).

Семантический фильтр каждого эпизода настраивается и усовершенствуется по результатам предыдущих эпизодов жизни и вполне может пониматься как фактор становления внутренней культуры автономии.

С третьего эпизода включается фактор поиска и принятия «решений, основанных на образе мира» (В.А. Лефевр). Актор уже разобрался в себе (сложил "образ себя"), обрел "веру в других". Здесь принципиально важным является следующий социопсихологический эффект: у акторов уже сложились базовое доверие и конструктивный интерес друг к другу, чувство взаимного подбадривания, и это отражается, в частности, на более высоких оценках «оппонентами» значимости ключевых опытов по сравнению с мнением самого владельца данного опыта, что придает дополнительный смысл конкретному узлу.

Аттракторы виртуальных страт

Рис. 3 Аттракторы виртуальных страт, основанных на инвестициях акторов (по глубине бокса – значения x2).

Вероятность положительной оценки «смыслопригодности» опытов акторов можно описать гиперболической поверхностью (Рис. 3):

Лефевр 9(9)

где х1 – «моя оценка» смысла (качество жизни, КЖ) в моих узлах (т.е. ключевой опыт мой);

х2 – оценка моих узлов другими двумя акторами;

х – вероятность возникновения виртуальной страты на базе моего ключевого опыта.

Социопсихотипы

Рис. 4 Типология стратегий жизнедеятельности автономий (пример)

Представленная модель позволила построить целый ряд качественно различных траекторий эволюции системы (типологию стратегем, рис.4), который требует дальнейшей систематизации, проработки со специалистами психологами и социологами, исследования полноты множества полученных стратегий и постановки новых вопросов по их верфикации на АПП-полигонах.


Верификация образа "ожидаемого будущего"

Дополнительные аналитические возможности проектного прогнозирования появляются при корректировке текущих "игровых" результатов альянс-проектирования по итогам их обсчета в нейро-семантической модели. Здесь мы по сути прибегаем к известному методу русел и джокеров, который сочетает детерминированные и вероятностные способы описания поведения системы в условиях неполноты доступной информации и жесткой турбулентности. Использование метода оправдано, поскольку фазовое пространство динамической социокультурной системы неоднородно, и партии на альянс-кульмане позволяют обнаружить некие области сравнительно простого поведения (русла). В пределах русла система может быть описана простой динамической моделью. Там, где это не представляется возможным, для описания сложного поведения используется джокер – для определения которого используется вероятностный метод нейро-семантического моделирования.

Итак, БкЖ-игровые результаты (альянс-проектирования) дают количественную характеристику стартовых интенций в триаде. Эти данные «образа желаемого будущего», полученные в конкретной "партии", могут быть заложены в качестве исходных данных в нейро-семантическую модель для прогнозирования «ожидаемого и возможного будущего» исследуемой триады (рис. 5-7).

АКульм нейросем опора бланк

Рис. 5 Бланк ввода БкЖ-данных из партий на АКульмане.

АКульм нейросем опора эпизоды

Рис. 6 Фрагмент нейросетевых вычислений образа "будущего как возможного"

АКульм нейросем опора стратегема

Рис. 7 Результирующая гипотеза стратегемы (диаграмма: по оси абсцисс - эпизоды жизнедеятельности (события), по оси ординат - интегральное качество жизни АПП)

К постановке последующих исследований

Сеть ожиданий как клеточно-нейронная сеть

По Р.К.Мертону, "сеть ожиданий" изображает социальный порядок, объединяющий людей и общество (с.7). "Сеть ожиданий, составляющая каждый социальный порядок, основывается на желательном поведении членов общества, соответствующих установленным и, возможно, постоянно меняющимся культурным образцам. \см. Норма\ Именно вследствие всеобщей ориентации поведения на основные культурные ценности, мы можем говорить о массе людей как об обществе".

Н. Луман: Эволюционируют не группы людей, воплощающие свойственные именно для этой группы хapaктеристики. Эволюционируют системы коммуникации (квази-фенотипы), однако в основе этого процесса лежит эволюция их структур — ожиданий, складывающихся в программы, т.е. вербальных инструкций по выстраиванию коммуникаций, сконцентрированных в ее языковых кодах. Структуры коммуникации — это координирующие ее конструирование коммуникативные ожидания. Ожидания в этом смысле следует понимать как набор возможных значений слова или языкового выражения, т.е. своего рода весьма вероятные возможные миры, с которыми вынуждены считаться участники коммуникации, как только то или иное выражение будет произнесено. Генотип коммуникаций — это язык коммуникации. Это значит, что они связывают наибольшее число конкретных ситуаций в ожидаемые, т.е. обобщенные, и, следовательно, делают возможной калькуляцию будущего развития положения дел, а в конечном счете - обеспечивают подсоединение ожидаемых в будущем коммуникаций.

Гипотеза: социокультурная самоорганизация (контингента) в интересах становления альянса (как аттрактора) возможна в режиме автоколебательного процесса. Внешняя среда, которую условно можно отделить от данного контингента некоторой семантической границей, представляет собой активную нелинейную среду, в которой возникают и распространяются упорядоченные волновые колебания, стремящиеся в результате синхронизации темпомиров к гармоничному мелодичному состоянию.

Специфика явлений самоорганизации требует рассмотрения целостного поведения социокультурной системы с учетом нелинейности, характерной для локальных (парциальных) событий в виртуальных стратах, чем определяются дополнительные требования к методам исследования данного типа автоволн.

За рамками социокультурных явлений считается единственно правильным, что

В основе качественного исследования автоволновых процессов лежит изучение свойств решений систем нелинейных дифференциальных уравнений параболического типа, представляющих математическую модель автоволн. Возможность такого исследования основывается на выборе относительно малого количества основных степеней свободы, позволяющем упростить исходную математическую модель и исследовать её на предмет существования различных стационарных решений и переходов между ними. Такое исследование позволяет получить достаточно полную картину поведения упрощённой модели, однако возможно лишь для ограниченного набора частных случаев и основано на пока ещё не формализованных эмпирических подходах.[9]

Тот же автор утверждает, что для получения подтверждения существования явлений, «предсказанных» при качественном анализе, так и для поиска новых возможных типов поведения системы в широком диапазоне значений параметров и с учётом большего числа степеней свободы, единственно возможным при исследовании реальных систем является применение численных методов исследования. "Сложность распараллеливания существующих последовательных алгоритмов вычислительного моделирования, а также недостаточная развитость методов построения параллельного программного обеспечения для реализации существующих математических моделей на параллельных вычислительных системах до настоящего времени являются основными препятствиями на пути к их широкому применению в моделировании распределённых нелинейных процессов."

Перспективным для моделирования сложных процессов считаются приемы «мелкозернистого параллелизма», позволяющие объединить преимущества дискретного клеточно-автоматного подхода с непрерывностью и нелинейным характером изменения состояния каждой клетки. Речь идет о клеточно-нейронной (нелинейной) модели распределённой нелинейной динамики, в основе которой лежит клеточная нейронная (нелинейная) сеть (КНС).

Как и клеточный автомат, КНС представляется в виде дискретного однородного пространства клеток, расположенных в узлах прямоугольной, треугольной или гексагональной решётки и взаимодействующих с другими клетками внутри некоторой локальной окрестности. Однако, в отличие от клеточного автомата, связи между клетками КНС имеют вес, позволяющий определить «силу» влияния клеток друг на друга. Кроме того, состояние клетки КНС описывается непрерывной величиной и определяется как арифметическая, а не логическая функция состояний клеток окрестности, что является принципиальным отличием КНС от клеточного автомата. .......

АПП Шельф Рубидий

Рис. 1 КНС-интерпретация проблемной ситуации (пример)

Интересно выстроить аналогию между социальным проектированием (например, на ДрЖ, рис. 1) и моделированием решений дифференциальных уравнений с помощью КНС с настраиваемыми нелинейными связями [32, 33]. Последний даёт возможность строить структуру КНС на основе известного дифференциального уравнения или формировать структуру из простейшей путём усложнения, если вид исходного дифференциального уравнения не известен. Настройка весов связей КНС, определяемых полиномом, происходит в процессе «обучения» сети на основе некоторого количества известных решений для известных начальных условий. Такой подход даёт возможность использования некоторой стандартной процедуры для формирования необходимой КНС-модели на основе «обучения», т.е. без применения аналитических методов. Процедура «обучения» требует дополнительных затрат времени, программного и аппаратного обеспечения, что и происходит в конкретных проектно-игровых партиях с применением альянс-кульмана со свей его информационно-методической базой.
Парц проблемы гирлянда

Рис. 2 Узлы проблемной ситуации как компоненты процесса "реакция-диффузия"

При этом использование КНС-модели, в которой каждая клетка ("узел" проблемной ситуации) описывается двумя уравнениями (двухслойной КНС), может дать подход к моделированию динамики семантического пространства как реакционно-диффузионного автоволнового процесса. Это требует решения задач выявления количественных соотношений между параметрами реальных автоволновых процессов ("измеренных" по результатам сыгранных партий и апробации проектных гипотез на АПП-полигонах)и параметрами их КНС-моделей с целью решения практических задач проектного прогнозирования жизнедеятельности АПП, например.

Предлагается: на основе применения разработанных и теоретически обоснованных способов построения двухслойной КНС для моделирования автоволновых процессов базовых типов, создать и апробировать:

  • модель семантического пространства как клеточно-нейронной структуры двумерного автоволнового процесса;
  • детально исследовать динамические свойства "узла" как изолированной нейронной пары, образующей клетку КНС, и определить зависимости этих свойств от значений параметров узла и от "внешних воздействий" (смежных парциальных смыслов) на узел (рис.2);
  • формально описать и экспериментально исследовать области параметров "сети ожиданий" как двухслойной КНС, генерирующей автоволны базовых типов (синхронные автоколебания, бегущий импульс, бегущий фронт, спираль);
  • формально описать и экспериментально исследовать области начальных значений состояний узлов "сети ожиданий" как двухслойной КНС для формирования автоволн базовых типов;
  • экспериментально исследовать характеристики и свойства автоволн, генерируемых в "сети ожиданий" как двухслойной КНС, и сравнить эти свойства со свойствами автоволн в реальных системах (проектно-игровых партиях и на АПП-полигонах);
  • исследовать вычислительные свойства "сети ожиданий" как двухслойной КНС, провести анализ эффективности её применения для моделирования автоволновых процессов на крупноблочных параллельных вычислительных системах;
  • разработать (адаптировать к специфике социокультурного проектирования) программную реализацию клеточно-нейронной модели для последовательных вычислительных систем в квазипараллельном режиме и для параллельных вычислительных систем с передачей сообщений с целью экспериментального подтверждения полученных теоретических результатов и обеспечения возможности исследования характеристик генерируемых двумерных автоволновых процессов...

Методы исследования основываются на теории футуродизайна, качественной теории динамических систем второго порядка и на широком использовании компьютерного моделирования и "полевых исследований".

Достоверность полученных результатов обосновать на их теоретическом доказательстве и экспериментальной проверке с помощью компьютерного моделирования и на АПП-полигонах.

Диверсионная устойчивость автономии

ДрЖел фрагм

Ортогональность векторов диверсии и инновации (ДрЖел)

Согласно теории, диверсия - это антоним, антипод инновации, имеющий равную с ним силу (мощность). Т.о., Д. в своей основе имеет тот же прогнотип, что и ее антипод - инновация, но имеет противоположный вектор цели. Потому инновационность или диверсионность конкретного преобразования (изобретения\ технологии) по отношению чьим-либо мотивам можно обсуждать лишь в ее конкретном аксиологическом контексте.

На примере АПП, анализ диверсионной устойчивости той или иной стратегии ведется через "стойкость на разнос", флуктуацию русла устойчивости триады под воздействием "диверсионных" исходов решения парциальных проблем в узлах. Это буквально означает, что в этом плане для узлов предполагается, что выигрывают минор-мотивы, а веса дисбаланса определяются на "безмене", а не на "качелях", как это было бы в случае "инновация"-исхода.

Вместо послесловия

Кажущаяся «оторванность от земных проблем» описанной выше методологии проектирования стратегий обманчива. Предельно завышенные в свете проблематики АПП граничные условия их "асимптотического проектирования" делают возможными поиск нетривиальных идей и путей эффективной реализации сопутствующих «гражданских» решений и проектов; тем самым раскрывается т.н. локомотивный эффект новой доктрины планетонавтики для осуществления насущных реформ на Земле. В настоящее время такая стратегия реализуется в условиях международной научно-креативной программы "Иной Контин(г)ент" (Автономные планетные поселения) (сокращ. "ИноКонт").

Будучи открытой сетевой средой гражданской проектной науки, программа "ИноКонт" как новая форма институциональной организации инновационной деятельности способна объединить на неформальной основе миллионы творческих энтузиастов всего мира. Ей не присущи отраслевые, возрастные, государственные и т.п. барьеры, и, вместе с тем, она позволяет каждому участнику иметь личную отдачу через создание собственных посевных проектов и стартапов, укрепление авторских школ, внимание и поддержку со стороны венчурных инвесторов и т.п. Буквально, речь идет о нетривиальных способах решения в регионах проблем занятости, новых педагогических практиках, реальном становлении гражданского общества. А все потому, что впервые приоритетом выступает метасистемный подход, когда конструктивная солидарность землян в решении проблем, надвигающихся из будущего, делает понятным, что и как можно и необходимо каждому из них преобразовать в настоящем. «Не врозь, а вместе».

Примечания

  1. Речь здесь о гораздо большем... Высокий "вступительный ценз в космонавты" лишь недавно стал снижаться благодаря известным успехам космического туризма, тем более ставшими вполне реальными после решительного пересмотра приоритететов НАСА. Можно считать свершившимся факт, что суборбитальные вояжи вошли в летопись человечества начала XXI века и внесут весомый вклад в ликвидацию отчужденности землян от космической купели.
  2. Планетонавтика представляет собой комплексную программу превентивного исследования, создания и апробации моделей жизнедеятельности и комплексной инфраструктуры автономных планетных поселений (АПП) на Земле и в глубинах Мирового океана в целях последующего обживания человечеством иных объектов Солнечной системы (Луна, Марс, астероиды и т.п.).
  3. перифраз мой. - НФС
  4. http://en.expo2010.cn/
  5. Сайфуллин Н.Ф. Адаптивные жизненные стратегии автономных социальных групп в кризисных условиях: к постановке задач. Препринт ИПМ № 83, Москва, 2007 г.
  6. Лефевр В.А. Формула человека: Контуры фундаментальной психологии. – М.: Прогресс, 1991.; Лефевр В.А. Алгебра совести.
  7. Налимов В.В. В поисках иных смыслов. – М., Прогресс, 1993; Налимов В.В. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. – М., Прогресс-Традиция, 2000.
  8. в расчетах коэфф-т нормировки принят равным 1
  9. Селихов, Антон Валентинович Исследование клеточно-нейронной модели двумерных автоволновых процессов. Автореф. к.ф-м.н., Новосибирск, 2000

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики