ФЭНДОМ


Кому и зачем Россия нужна как Новый Град? И какие именно формы это новое содержание могло бы принять?Править

В логической своей вершине футурополис, град будущего, нужен для людей, приверженцев будущего – будетлян или самураев развития. Сейчас, в общем, во всех слоях русского общества есть люди, нацеленные на развитие, нацеленные на прорыв в будущее. Поскольку старая эпоха (одни её называют индустриализмом, другие – капитализмом) уходит, и идёт нечто новое, и это новое имеет две разновидности: либо это тёмные века, либо это прорыв к чему-то высшему, более высокому. Есть люди, которые хотят вывести страну вот в эти самые верхние позиции, прорваться в это самое высшее будущее. И существует новая концепция образа будущей России - это концепция третьего проекта, нейроэпохи, нейромира. Она создана целой когортой. Здесь Максим Калашников стоит, так сказать, в одной фаланге с Сергеем Переслегиным, с Юрием Громыко, с Юрием Крупновым, Сергеем Кугушевым, с Родионом Русовым и Александром Неклессой. Это определение носит двоякий характер. С одной стороны, общество будет напоминать по сложности связей нейронную сеть головного мозга, а с другой стороны, в этом новом обществе, в центре всего будет стоять человек. Человек, поднимающийся, развивающийся и растущий, в общем-то, в сверхчеловека уже. И поэтому придумали название "нейро".

Для того, чтобы этот мир начал возникать, нужно создать его плацдарм в этой реальности. И предложение построить пилотный проект футурополиса, этого града будущего –один из способов переправиться через реку и закрепиться на плацдарме. Это способ сломать недоверие и показать, что другая жизнь возможна, инобытие возможно, причём успешное, вполне жизнеспособное и процветающее. И эту попытку можно предпринять. Тем более что сама идея носится в воздухе, а кое-где и воплощается.

Это достаточно сложное мероприятие. Даже сама разработка проекта интегрированного футурополиса, позволит сплотить людей, подтянуть к себе очень многих единомышленников и в русском обществе самоопределится армия самураев будущего. Это с одной стороны. С другой стороны, если этот проект успешен, то он начинает тиражироваться. Причём, ведь мы предлагаем-то футурополис, так сказать, и большого такого типа, интегрального, и футурополисы попроще – для решения проблем тех же моногородов, того же Тольятти, например.

Город не может быть лабораторией, а все его жители не могут быть учёными и исследователями. То есть, все социальные ниши должны быть заполнены, город должен быть многогранным. Там должны быть другие жители, поскольку мы по опыту советских академгородков знаем, что когда в одной социальной нише слишком много людей, то начинаются конфликты. Не только мозги, не только пассионарные деятели, не только передовые бытовые технологии, но также всякого рода коммунальные и социальные службы. В общем, целостный город, который создаёт комплексную среду обитания и таким образом является протоформой будущего общества. Мало того, в таком городе должно быть развёрнуто современное самоуправление, то есть, это должна быть полноценная муниципия.

Футурополис – это сгусток инноваций социальных, технических, культурных, образовательных и прочих.

Населению футурополис не нужен, но население – это ведомая часть. Куда пойдёт авангард общества, туда пойдёт и население. В обществе есть ударные кадры. Сейчас они рассеяны, они не самоопределились. Способы запустить футурополис, причем, неважно на какие средства: японского Микадо, немецкого генштаба, правительства Российской Федерации, администрации президента. В общем, неважно, откуда будет происходить источник финансирования, главное – запустить проект. Он сам по себе станет точкой кристаллизации, точкой сборки этого самого субъекта.

И с помощью футурополисов, выдержанных в полной их логике, мы сможем построить жизнь более обильную и качественную, чем на Западе. Мы сможем потянуть оттуда людей, разочарованных той моделью развития. То, что Запад вошёл в острый системный кризис – это уже видно. И что элиты Запада, бомонд, не может побороть – это тоже очевидно... Нынешняя Российская Федерация никого не устроит, а Россия футурополисов будет очень привлекательным местом, здесь действительно можно будет с чистого листа сделать очень большие карьеры, жизнь делать.

Сама сеть футурополисов создаст очень большой спрос на инновации. И здесь DARPA (Defense Advanced Research Project Agency) - Агентство перспективных исследовательских проектов в области обороны, просто вкладывается в эту систему, великолепно ложится в эту систему.

Единственное условия выживания в XXI веке, и сохранение статуса субъекта – это действительно инновационный прорыв, это воссоздание нормального общества, преодоление энтропии деградации, и переход на траекторию вот такого революционного инновационного развития.

Итак, возникает идея сборки национальной российской корпорации. И понимание того, что эта корпорация должна быть объективно сильной, потому что иначе её члены пойдут с протянутой рукой, даже имея миллиарды в кармане. Мы должны рвануть грудь и вытащить сердце горящее. Вот мы!

Материал взят из программы Александр Неклесса "Будущее где-то рядом". Интервью давал известный российский футуролог – Максим Калашников.