ФЭНДОМ


Semya 2
Image037

Самая большая семья живёт в Индии,39 жён,94 ребёнка и 33 внука.

Социальный формат семьи не только претерпевает в современности коренные изменения, но и подлежит глубокому постижению своего потенциала в контексте перспективной проблематики автономных планетных поселений.

А именно, в контексте АПП подлежат решению проектные задачи:

  • модель семьи;
  • феномен внутри- и межсемейных коммуникаций в АПП;
  • Социально-культурная адаптация семьи
  • .....

Семья как альянс-полигонПравить

Поначалу условно введем понятие «здоровой семьи» и постепенно продвинемся в определении её характеристик.

Именно семья стала первой социальной системой, основанной на естественном разделении труда между мужем и женой, родителями и детьми". (Сергей Гавров). Так понимаемое «разделение труда» как распределение полномочий внутри семьи для здоровой семьи происходит на добровольной основе, когда каждый, в меру своих способностей (компетенций) и силы воли (мотивов) принимает на себя и реализует инициативу по удержанию и восполнению в семье значимых для ее устойчивого развития смыслов.

Это делает возможным в семье пространство «воспроизводства человека», «семантической среды» воспитания детей, их социализации и инкультурации, восприятия основ социокультурной традиции, адаптации к локальному (этническому) и национальному сообществу. Причем, в широком смысле, этот процесс непрерывен и захватывает не только детей, но и взрослых, имеющем особенное значение в условиях «маразма на линии электропередач», роста общей социально-экономической нестабильности и обнищания духа, что и наблюдаем в текущей жизни.

Здесь особо обостряется потребность в поиске принципиального ответа на извечный (для землян) вопрос: «если каждый индивидуален, то как возможны общие значения, на основании которых существует взаимосвязь между индивидами?». Решение при данной микросоциологической постановке вопроса предлагается разрабатывать на основе базовой установки: «Социальную реальность следует интерпретировать, постигая внутренний смысл человеческих поступков».

By InterCenterNetw Sys

By [1]

Минимальная (здоровая) семья (мама, папа, ребенок) является (квази-)автономией, вполне может рассматриваться триадой и содержит в себе основы конструктивной коммуникации. Предметом коммуникации в такой среде понимаются индивидуальные и коллективные смыслы ее участников. Эффективность понимаемой именно так коммуникации определяется способностью каждого выделить главное в целостной картине осуществляемой миссии, распознать и включить в действие уместные для данных обстоятельств личные компетенции и мотивы (что, в целом, требует специальных навыков и средств моделирования ситуаций, например, игровых). Коммуникация эта имеет поисковый характер, благодаря чему зондируются, с необходимостью изучаются диапазон и резервы адаптивного поведения и жизнедеятельности семьи как целостной системы, самостоятельно решаются проблемы восполнения смысла жизни, образования коалиций, динамики норм, восприятия «своего чужого мира», экспансии собственной харизмы и ментальности и т.п.

Не менее важным преимуществом такой коммуникации служит ее настроенность «на конструктив», т.е. не на пассивное ожидание управляющих команд (от «наставников»), а в режиме самооценки и мобилизации собственных ресурсов, встречных действий членов семьи как носителей, реализаторов уникальной миссии. Преумножение воли к жизни, удержание и восполнение ее смыслов обретает в подобной ситуации ключевое значение для «успешности» семьи по жизни.

Результатом этой коммуникации становится т.н. «семейный портрет в интерьере», виртуальная общность жизненных родовых смыслов. В социопроектном плане наблюдается виртуальная страта, она то и служит «фундаментом для формирования социальной природы и идеалов индивида» (Ч. Кули). Итогом образуется не столько предметный мир семьи, сколько то, что можно охватить понятиями "образ социокультурной среды жизнедеятельности", «малая родина». Т.е. это – мир помыслов и реализации человека, условия для его гармоничного развития в качественно нетривиальных условиях обитания.

Именно здесь (в семье) – основы устойчивости общества, сводной (интегральной) социальной стабильности, условиями достижения которой служат способности самоорганизующегося решения проблем (ни мало, ни много - субкультуры) :

  • некритичного снижения качества жизни, сохранения русла устойчивости и приращения смыслов жизни членов семьи,
  • удержания единства управления и самоорганизации: члены семьи (напомним, «здоровой») не пребывают в пассивном ожидании помощи извне, а имеют возможность самостоятельно вырабатывать и применять конструктивные решения для адаптации к флуктуациям окружения,
  • мобилизации разумной (логической) и эмоциональной сторон (аспектов) сознания, эмоционально-интуитивного интеллекта каждого.

Очевидно, что возможности достижения успехов в целом напрямую связаны со способностью каждого участника действовать в реальном партнерстве (альянсе) с контрагентами. Такие альянсы и становятся востребованным и самостоятельным объектом социального проектирования в контексте актуальных и перспективных проблем социокультурного развития. Комплекс стоящих на этом пути барьеров связан с тем, что в реальной жизни всё взаимосвязано, отношения людей и групп строятся на тончайших нюансах. Исходная неопределенность отношений между субъектами требует придания им внятности. Неизбежные при этом трудности связаны с необходимостью преодоления неявности их опытов (компетенций) при стремлении воплотить явные и латентные мотивы каждого из них (неразрывное единство компетенций и мотивов и понимается здесь и далее как «смыслы»).

Коренная сложность на этом пути заключается в том, что человеку не свойственно видеть в проблемах источник новых смыслов, он с трудом понимает свои проблемы, путает их с непроблемами, и потому здесь применение традиционных социометрических приемов успеха не приносит.

Ключевым звеном в постижении реальности неосознаваемых латентных смыслов является диагностирование и прогнозирование проблем и – на этой основе, – мобилизация культуры встречных действий, основанных на выстраивании целей совместной деятельности, сулящих искомому альянсу единство самоорганизации и управления. Для этого существующим и потенциальным партнерам необходимо совместно разобраться в нетривиальных соотношениях, перипетиях тонкостей раскрытия (распознавания) и гармонизации их мотивов и опытов, а также выйти на базовые идеи решений по тем опытам, которые наиболее адекватны сложившейся конъюнктуре смыслов (далее – "семантике"). А эффективны те решения, оптимальны те цели, которые адекватны проблемной ситуации. И (о, ужас!) запретить глушить себя иллюзиями, что сложная проблема может быть решена заимствованием чужих рецептов и иметь простые ответы.

Надо признать, что на сегодня не существует ни одной отработанной прикладной теории и методических средств, пригодных для понимания и реализации механизмов коллективной адаптации автономных социальных групп к условиям автономных поселений.

Стратегия поведения людей в существенно неопределенных ситуациях и их эмоциональная оценка взаимосвязаны. Механизм эмоций – это тот компас, по которому человек ориентируется в стохастическом мире. В условиях непредсказуемых морально-психологических нагрузок решающими последствиями может обернуться страх, парализующий адекватное восприятие и действия, когда извлечение из памяти и применение уместного опыта становятся непредсказуемыми. При этом витально важным становится преодоление страха, восполнение чувства смысла жизни, умение адекватно сориентироваться в ситуации неопределенности, адаптировать жизненные стратегии к новым условиям.

В целом требует решения комплекс задач по совершенствованию навыков поиска, выбора и принятия участниками автономий социально значимых решений(т.е. гарантирующих целостность общественной системы) в условиях перманентного риска и неопределенности. Это требует профилактики конструктивно-оптимистического переживания человека в экстремальных социокультурных условиях, развития его эмоционального интеллекта, не ограничиваясь одними лишь мерами по повышению социально-психологической (я бы даже сказал – психиатрической) устойчивости личности в нештатной обстановке. Нельзя оставлять этот аспект на откуп одного человека, ханжески полагаясь, что это его интимно-личностная сфера, а нужно дать ему возможность не только сохранить прежние смыслы, но и породить новые и донести, а далее и воплотить их в новой социокультурной среде.

Искомым средством решения может послужить т.н. социопроектная проблематизация, которая позволяет осуществлять в т.ч. и поиск и выбор уместных (оптимальных) партнеров для максимально полной реализации и приращения через совместную деятельность собственных компетенций и мотивов (неразрывное единство которых и понимается как "превносящее смыслы"). Это дает заинтересованным сторонам возможность совместно изучить проблемную ситуацию во всем ее многообразии, направляя ход ее диагностирования и поиск адекватных начальным и граничным условиям эффективных целей и решений в пространствах новых взаимосогласованных смыслов. Данные семантические пространства получают синергетическую характеристику «русел» (квазиустойчивости), подлежащих гармонизации под действием стохастических «джокеров», коими понимаются претензии на экспансию («амбиции») смежных парциальных альянсов. Система поддержки социопроектной проблематизации реализована в программно-методическом комплексе «Древо желаний» и может иметь многопользовательский интернет-доступ, служить основой становления семантических социальных сетей нового поколения.

Создаваемые "проблемные портреты" позволяют передавать сложнейшие нюансы взаимоотношений отдельных персон и их групп как в части мотивов (идеалов, ценностей и хотений), так и в части компетенций – ценнейших инвестиционных ресурсов этих акторов. Креативность и прагматизм такой системы проектного прогнозирования позволяют не только по-новому оценить текущие позиции каждого участника, но и определить цели и апробировать принципы создания "альянс-партнерств", (витально) значимых для обеспечения жизнестойкости сообщества в целом.

На практике задачи формирования равноценных партнерств "в лоб" не берутся и требуют умения находить участниками взаимоприемлемые решения. Потому им необходимо найти единую цель, выбрав ее из числа предлагаемых сторонами или "спроектировав" совместную новую общезначимую цель. Альянс-проектирование позволяет совместить когнитивный анализ с диагностированием и прогнозированием проблемной ситуации в интерактивном режиме. Это дает возможность совместно изучить проблемную ситуацию во всем ее многообразии, направляя ход ее диагностирования и поиск эффективных (т.е. адекватных по превносимому смыслу) решений. Здесь внимание акцентируется на предельном учете личных мотивов и компетенций каждого из участников проектируемого альянса во множестве их сочетаний.

Полученные от участников так выстраиваемой проектно-деловой игры данные анализируются на предмет их корректности и целостности и заносятся в разряд «образа желаемого будущего». Последующее (социокультурное и социально-психологическое) прогнозирование «возможного и результирующего ожидаемого будущего» ведется путем сопоставления «образа желаемого будущего» с типологией жизненных стратегий автономных групп и соответствующей определенному (социально-психологическому) типу динамикой тактических эпизодов данной стратегии.

Прогноз поведения социальных систем на некоторое будущее можно сделать лишь в некотором приближении. Потому, в соответствии с теорией возмущений, сначала расчет ведется в приближениях, а последующими итерациями в них вносятся необходимые стабилизирующие поправки.

В случае необходимости, постановка "сводного технического задания" как фактора управления партнерством (альянсом, его миссией) становится следствием рассмотрения множества сценариев динамики желаемых, возможных и ожидаемых в будущем проблемных ситуаций социокультурной среды участников автономии.

В классическом макросоциологическом плане «семья, ее формы и функции напрямую зависят как от общественных отношений в целом, так и от достигнутого в то или иное время уровня социокультурного развития общества». Здесь же мы понимаем так, что сама макросреда становится возможной как базовый фон, внешняя по отношению к нашей семье среда в силу того, что и сама сформирована как результат «суперпозиций» множества частно-семейных (парциальных) страт. Последнее не означает вульгарной аддитивности парциальных смыслов, но становится результатом проявления и самосборки общих значений (смыслов), витально значимых для устойчивой динамики интегрального качества жизни общества.

Парц проблема социализация

Становление социальности на основе виртуальных страт

"Большая интеграция" в социальную целостность при этом включает в себя формирование коалиций между виртуальными стратами более высокого, нежели частно-семейного, уровня. Да, при этом неизбежны определенные «общественным договором» ограничения степеней свободы, накладываемых на выражение (манифестацию) частно-семейных парциальных смыслов (это и происходит введением «норм» и «табу»). Идеальное общественное устройство вовсе не означает подавления самоидентичности отдельных семей (считаем при этом, что внутри самой семьи этот вопрос решается самостоятельно), но включает в себя их наиболее репрезентативные и "мощные" семантические поля. Нередкие синтенции типа "эталонная семья" получает в этом плане свое подтверждение тем, что ее харизматичность воспринимается окружением как мощный энергетический вброс, семантическая насыщенность и (неявный) вызов, настроенный, будто камертон, на гармонизацию окружающей среды. Прибегая к музыкальной метафоре, можно было бы наблюдать, как с разных сторон стягиваются в едином звучании разные "флейты", "клавесины", "ударные" и т.п., не подавляя, а раскрывая друг друга в происходящей трансляции ментальностей (делегировании полномочий). "Оркестр играет без дирижера"; - оно и есть джем-сейшн, только уже инновационный...

Социально-культурная адаптация семьи Править

Социально-культурная адаптация семьи: теоретические основы и механизм регулирования (автореф. к.с.н., 2004)

Чурсина Валентина Николаевна – доцент, кандидат социологических наук

Актуальность темы исследования.

Социально-экономические, демографические, политико-правовые перемены, происходящие в России в переходный период, актуализируют проблему адаптации российской семьи к изменившимся условиям жизни. Семья как структурообразующая система общественной жизни фокусирует все кардинальные изменения, происходящие в обществе. Социологические исследования показывают глубокий структурный и функциональный кризис института семьи. В сфере семейных отношений происходят модернизация, возникновение новых, утрата старых социальных образцов.

На семейный образ жизни оказывают влияние такие факторы, как разложение сложившейся социальной инфраструктуры, обесценивание прежних идеалов и ценностей, резкая дифференциация доходов семей. В современных условиях за чертой бедности оказались не только социально уязвимые семьи, но и семьи, считавшиеся ранее благополучными. У тех групп семей, которые не смогли адаптироваться к новым условиям, происходит падение уровня жизни и ухудшение социально-психологического самочувствия. Последние социологические исследования показывают новую тенденцию - всё большую ориентацию россиян на семью, семейные занятия, семейный досуг. Основной семейной стратегией в настоящее время становится стратегия выживания. Обнаруживается, что многие семьи не в состоянии противостоять в полной мере негативным процессам, происходящим в обществе. Возникает реальная опасность деформации межличностных связей, утраты всей системы наследования культурно-исторического опыта. Требуется консолидация усилий по созданию нормальных условий для воспитания подрастающих поколений, обеспечения безопасности жизнедеятельности, помощи и поддержки семьи.

По данным социологов до 25% семей в нашей стране вообще не в состоянии позитивно социализировать детей, а до 15% формируют правонарушителей [134. 77]. Наблюдаются признаки роста таких семей. По мнению ученых, семья находится в состоянии трансформации, нуждается в помощи и адаптации к новым реалиям жизни.

Чтобы каждая семья создала домашний очаг, в котором она бы нашла поддержку и понимание близких людей, необходимо повысить уровень культуры членов семьи и предложить механизм укрепления взаимопонимания и сплочённости, которые наиболее эффективно действуют в сфере семейного досуга.

Совместная деятельность, занятия творчеством, с давних пор укрепляют семью, сглаживают конфликты, помогают семье обрести новое качество и уровень жизни.

Немаловажное значение имеют контакты семьи с социально- культурными институтами, которые помогают ей избежать замкнутости, закрытости, «одомашнивания» форм досуга. Исследования показывают, что духовно- ценностная ориентация детей в большей мере осуществляется в процессе их взаимодействия со сверстниками, соседями, социально-культурными институтами.

Общественные катаклизмы, которые произошли в перестроечный период, наиболее остро отразились на семье: ухудшилось не только материальное положение семьи, но, что самое опасное, стрессогенные факторы образовали синдром посттравматических стрессовых нарушений, произошёл так называемый процесс виктимизации нескольких поколений. Это привело к появлению «потерянных» поколений, т.е. к массовой утрате социальной и личностной идентичности, смысла жизни и перспективы.

В связи с этим приобретают особое значение средства адаптации, среди которых одно из главных мест должна занимать социально-культурная адаптация семьи.

Социально-культурная адаптация предполагает использование резервов психологической устойчивости семьи, придает положительную динамику внутрисемейным отношениям, включает механизмы саморегулирования и самосохранения семьи, помогает решить её главные проблемы, к которым относятся:

  • количественный и качественный дефицит социальных связей и общения родителей и детей внутри и вне семьи;
  • отсутствие информации об эффективных способах и приёмах интеллектуального, физического и психического развития детей в семье;
  • отсутствие устойчивых навыков и форм коллективного семейного досуга и культурного сотворчества;
  • недостаточная социально-психологическая культура родителей и детей как причина семейных конфликтов и взаимного непонимания.

Велика потребность поиска новых механизмов активизации семьи в решении её проблем. Одним из таких подходов является использование возможностей социально-культурной адаптации семьи, основным содержанием которой является активизация семьи в сфере культуры, вовлечение её в социально-культурную и творческую деятельность, расширение межличностных контактов и развитие творческой активности и способностей всех членов семьи. Решение задач социально-культурной адаптации способно самым благотворным образом повлиять в целом на повышение статуса семьи.

Степень научной разработанности темы диссертации.

Начиная со второй половины XIX века, теоретические проблемы семьи находились в поле зрения антропологов и социологов: Л. Моргана, Ф. Энгельса, М. Ковалевского, Ф. Ле Пле, Б. Малиновского и П. Сорокина. Спектр их точек зрения на генезис, состояние и перспективу института семьи многообразен и сохраняет свою актуальность для анализа современной социологии семьи.

Проблемы взаимоотношений семьи и общества рассматривали отечественные социологи М. Мацковский, А. Харчев, С. Голод [125;49; 202].

Актуальность проблемы социокультурной адаптации способствовала появлению ряда работ, в которых рассматриваются ее отдельные аспекты. Так, например, в работах П.Ф. Кравчук, Н.Н. Маликовой, В.В. Москаленко, И.А. Шульгиной рассматривается проблема воздействия культуры и деятельности на социализацию личности, семьи [122; 131; 226].

О необходимости преодоления феномена отчуждения личности и приобщения ее к активной социокультурной и социальной деятельности пишут в своих работах Ю.А. Прозоров, О.А. Шабанова [157;211], что можно отнести к семье как малой социальной общности при рассмотрении механизмов ее включения в социальные процессы.

В отечественной литературе в последнее время обозначился ряд работ, в которых рассматриваются отдельные аспекты социокультурной адаптации. В исследованиях Л.П. Сидоренко, Ю.А. Гаспаряна, А.Н. Божедоновой, М.Г. Кучмаевой и других рассматриваются традиционные и инновационные подходы к формированию культуры семьи, проблемам развития института семьи в условиях реформирования России [120; 46; 115; 26].

В ряде работ освещаются проблемы адаптации различных категорий населения, в том числе рассматриваются отдельные аспекты социально — культурной адаптации. Особенности регулирования процессов социокультурной адаптации исследованы недостаточно, но общие подходы разработаны в трудах Б.А. Ефимова, Н.Н. Заренок, J1.H. Когана, Ю.Р. Вишневского, И.Б. Громовой, В.Н. Леонтьевой и др. [75; 81; 98; 54].

Наиболее полно сущность, направления и механизмы реализации социокультурной адаптации отражены в работах Л.Л. Шпак, где в обзорном плане затрагиваются и аспекты социально-культурной адаптации семьи [223].

Особое значение социокультурной адаптации молодежи отмечает в своей работе И.В. Бурмыкина. Она рассматривает роль семьи в формировании культуры молодежи в условиях реформирования общества [33].

Большое значение для создания модели социокультурной адаптации семьи имеют работы крупных отечественных и западных ученых, специалистов в области досуговедения и зарубежной культурной анимации: Т.Г. Киселевой, Ю.Д. Красильникова, В.В. Дуликова, Б.Г. Мосалева, Н.Н. Ярошенко, В.Е. Триодина, В.В. Туева, B.C. Садовской, А.С. Орлова, Ю.А. Стрельцова и др. [93; 68; 130; 234; 192; 163; 142;180].

Для нас важно обращение к мировому опыту организации досуга семьи за рубежом в центрах досуга коллективного характера, тематических парках. Особое внимание уделяется в зарубежных странах семейному туризму, который еще не имеет должного развития в России. Целью социально-культурной анимации за рубежом является адаптация личности в культуре общества, преодоление отчуждения личности от социальных и культурных процессов [109,69]. Разработаны методики анимационной деятельности и оказания социальной помощи различным категориям населения, которые могут быть частично использованы в практике социально-культурных учреждений России.

Общие подходы к проблемам регулирования процесса социокультурной адаптации разработаны в трудах Н.С. Данакина, Л.Я. Дятченко, В.Н. Иванова, Г.Д. Никредина, В.И. Патрушева и др. [56; 71; 84; 137; 150].

Обзор научной литературы по теме диссертационного исследования позволяет сделать следующие выводы: во-первых, достаточно полно освещаются психологические и социально-психологические аспекты адаптации; во-вторых, за последние годы резко возросло число исследований и публикаций по социальной адаптации отдельных групп населения; в-третьих, отсутствуют исследования по проблемам социокультурной адаптации семьи в условиях культурно-досуговой сферы, разработаны только общие методические подходы к решению подобных проблем; в-четвертых, не разработана модель социально-культурной адаптации семьи и подходы к регулированию данного процесса.

Таким образом, мы видим определённую потребность построения модели социально-культурной адаптации семьи и разработки на этой основе подходов к регулированию ее процессов.

Развитие адаптационных процессов в современной семье во многом представляет собой самостоятельную теоретическую и практическую проблему, значимость и специфичность которой обусловливает необходимость ее выделения как одной из самых актуальных в социологии. Многие семьи не смогли адаптироваться к новым условиям жизни, сформировать необходимые для своей защиты стратегии и механизмы.

Таким образом очевидно противоречие между необходимостью успешной социокультурной адаптации семьи к изменившейся среде и недостаточной научной разработанностью механизма социокультурной адаптации семьи, регулирования этого процесса. С этим противоречием связана основная проблема диссертационного исследования — выявление закономерностей функционирования и эффективного регулирования процесса социокультурной адаптации современной российской семьи.

Объект исследования - семья в состоянии социокультурного адапциогенеза.

Предмет исследования - особенности процесса регулирования механизма социально — культурной адаптации семьи.

Цель исследования - определение сущности и условий эффективного действия механизма социокультурной адаптации современной семьи.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

- осуществить анализ состояния современной семьи с целью определения сущности и основных функций социокультурной адаптации семьи;

- раскрыть особенности и основные формы социально - культурной адаптации семьи на основе построения её структурной и динамической модели;

- выявить специфику функционирования механизма социокультурной адаптации семьи в условиях современной социокультурной среды;

- раскрыть роль и место социально-культурных институтов в решении проблемы социокультурной адаптации семьи посредством повышения её культурного уровня;

- обосновать ведущие принципы регулирования процесса социокультурной адаптации семьи в современных условиях, способствующие успешному решению её главных целей и задач;

- определить условия оптимизации регулирования процесса социокультурной адаптации семьи на основе системного подхода.

В качестве основной гипотезы выдвигается следующая:

Успешное функционирование механизма социокультурной адаптации семьи возможно при условии:

- использования комплекса средств: нормативно- регулятивных, институциональных, личностных и других;

- социокультурной активизации семьи посредством её включения в деятельность социокультурных институтов;

- проектирования и реализации современных комплексных адапционных технологий, основное место в которых занимает формирование адаптационной готовности семьи и её способности к адекватному адаптивному поведению.

Теоретические и методологические основы исследования.

Диссертационная работа основана на фундаментальных положениях классической и современной социологии. Наибольшее значение для обоснования положений и выводов диссертации имеют следующие идеи, концепции, теории:

1. Теория развития семьи Л.Моргана, согласно которой формы семейных отношений не являются неизменными, они изменяются исторически и во многом определяются условиями жизни, и прежде всего - экономикой.

2. Теоретические положения О. Конта о семье как школе социальной жизни.

Конт рассматривал семью как основной социальный элемент, включённый в систему социальной динамики и органически связанный со всеми сферами социальной жизни. Изменения в обществе больнее всего сказываются на семье, заставляют её адаптироваться к новым условиям.

3. Теория Э. Дюркгейма о социальной солидарности. Нарушение социальной солидарности происходит в условиях кризиса общественной системы, когда наступает состояние аномии, быстро разрушаются старые ценности, а новые ещё не возникли.

4. Идея М. Вебера о рационализации социальной жизни, что предполагает возможность оптимизации межчеловеческих взаимоотношений и культуры семейных отношений.

Указанные теории, концепции и идеи позволили определить сущность и особенности функционирования механизма социокультурной адаптации семьи.

5. Философский аспект социальной адаптации раскрыт на основе монографий В.Ю. Верещагина, И.А. Ильяевой, диссертационных исследований- Ю.А. Барклянского, Т.Г. Дичева, П.Ф. Кравчук, И.А. Милославовой и других авторов.

6. В значительной мере в работе использованы следующие положения отечественных исследователей:

- концепция JI.JI. Шпак о сущности, направлениях и механизме социокультурной адаптации;

- новая парадигма социально-культурной деятельности ученых Т.Г. Киселевой, Ю.Д. Красильникова, Ю.А. Стрельцова, Н.Н. Ярошенко и других;

-теоретические исследования JI.B. Корель, П.С. Кузнецова, JI.A. Гордона о социальной адаптации; структурно-функциональный и динамический анализ организационной адаптации (Г.И. Янин), компонентный анализ структуры и стратегии (С.А. Шапкин, Л.Г. Дикая);

- труды по социальному управлению и регулированию, социальным технологиям (Н.С. Данакин, Л.Я. Дятченко, В.Н. Иванов и другие).

7. Концептуальная модель социокультурной адаптации, разработанная в диссертации, использует в качестве базовых основные теоретические положения, обоснованные в работах А.И. Ковалёвой, А.А. Налчаджяна, Ж.Т. Тощенко, В.А.Ядова и других.

Методы исследования. Диссертационное исследование проводилось с использованием методов структурного, сравнительного, социокультурного анализа. Сбор первичной социологической информации проводился посредством наблюдения, опроса, интервью, экспертного опроса. Обработка, анализ и обобщение первичных данных проводились посредством одномерной и многомерной группировки.

Эмпирической базой диссертационного исследования стали:

- информационно-аналитические материалы управления культуры администрации Белгородской области, Белгородского центра народного творчества по проблеме формирования социокультурной среды города и села посредством разработки региональных культурных программ, реорганизации деятельности, учреждений культуры с семьёй; молодёжью, другими категориями населения;

- вторичный анализ результатов отечественных и зарубежных социологических исследований по проблемам адаптации семьи и молодёжи;

Основное место занимают материалы проведенных диссертантом исследований, в числе которых:

- «Регулирование процесса социально-культурной адаптации семьи в учреждениях культуры», проведенное в феврале - апреле 2002 г. в учреждениях культуры Белгородской области среди специалистов социально-культурной сферы (выборочная совокупность 150 респондентов), учащихся выпускных классов школ микрорайона «Южный» г. Белгорода (выборочная совокупность 250 респондентов), студентов старших и выпускных курсов Бел ГИК (выборочная совокупность 100 респондентов), участников областного фестиваля семейного творчества (выборочная совокупность 50 респондентов), участников массовых культурно-досуговых мероприятий для семьи (выборочная совокупность 500 респондентов).

- «Досуговые интересы и потребности населения Белгородской области» -(сентябрь - октябрь 2003 г.) - (опрошено 2600 респондентов). Данное исследование проводилось С.И.Курганским, Е.В.Шварёвым, Чурсиной В.Н.

- результаты социологических исследований, проведенных в других российских городах и регионах (г. Москва, г. Краснодар, Челябинская, Курская, Волгоградская, Тамбовская и другие области). Всего в ходе исследований опрошено 3650 респондентов.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- обоснованы основные формы функционирования механизма социокультурной адаптации семьи, ведущими из которых являются: «культурная изоляция», «частичная социально- культурная адаптация», «ассимиляционная форма социально-культурной адаптации»;

- выявлена специфика действия механизма социокультурной адаптации семьи как совокупности нормативно- регулятивных, личностных, институциональных средств;

- обосновано применение ведущих принципов регулирования процесса социально - культурной адаптации семьи: социальной диагностики, нормативности, детерминизма, дифференцированного подхода, комплексности и партнерства;

- предложен новый подход к применению современных технологий адаптации и реабилитации семьи как создание целостной системы оказания помощи семье.

Научно-практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что теоретические положения диссертации расширяют наше представление о социокультурной адаптации семьи, образуют когнитивные предпосылки для дальнейшего изучения её механизма и подходов к регулированию. Разработанная в диссертации структурная и динамическая модель социокультурной адаптации современной семьи может быть востребована при проектировании и проведении прикладных социологических исследований по данной или смежной научной проблематике. Результаты эмпирических исследований могут быть полезны при разработке и внедрении в учебную практику высших и средних учебных заведений таких дисциплин, как «Социология семьи», «Социология духовной жизни», «Социально-культурная деятельность», «Организация семейного досуга». Они могут стать базой при подготовке специальных и факультативных курсов в вузах и на курсах повышения квалификации кадров работников образования и культурно-досуговой сферы, социальных работников. Положения, результаты и выводы диссертации могут быть использованы при разработке государственных, региональных программ социальной поддержки семьи. Они могут оказаться полезными в деятельности органов управления культуры, образования, осуществляющих координацию взаимодействия учреждений культуры и образования с семьей. Материалы диссертационного исследования могут быть востребованными в деятельности специалистов социальной, культурно-досуговой сферы в качестве инструмента проектирования технологии организации социокультурной адаптации семьи, способствующей её оптимальной интеграции в социум.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования нашли отражение в практической деятельности:

- в разработке и апробации специальных курсов «Социология семьи», «Социально-культурная деятельность», «Народное художественное творчество»;

- в выступлениях на конференциях: Всероссийской научно-практической конференция «Теория и технологии формирования профессионально-педагогической культуры» (1999г., БелГУ); Межвузовской научной конференции «Духовная жизнь и культура русской провинции» (2000 г., Белгород); региональной научно-практической конференции «Народная художественная культура Белгородчины на рубеже веков: состояние и перспективы» (2001г., Белгород); 2 Международном экономическом Форуме Собора славянских народов «Экономическая интеграция Беларуси, России, Украины: опыт, проблемы, перспективы» (2004г., Белгород).

По теме диссертации опубликовано 12 авторских публикаций общим объёмом 4,2 п.л.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре философии и социологии Курского государственного технического университета.

Структура диссертации. Диссертация включает введение, три главы, заключение, список литературы. В приложении приводятся таблицы, графики, анкеты, используемые в исследовании.

Заключение:

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сегодня перед всем обществом стоит задача радикальной перестройки духовной сферы жизни, нашего образа жизни. На первый план выходят проблемы реализации культурного потенциала личности, социальных общностей и всего общества. В результате исследования мы пришли к выводу, что основными направлениями реформ духовной жизни людей могли бы быть следующие:

• создание условий для культурного развития личности, которые бы отвечали требованиям современного общества;

• создание благоприятных условий для развития профессионального и непрофессионального творчества;

• совершенствование культурных процессов и характера культурной деятельности личности и социальных общностей;

• развитие творческой и социальной активности субъекта деятельности;

• совершенствование управления культурными процессами;

• моделирование культурных процессов в отраслевом и территориальном срезах;

• повышение уровня подготовки профессиональных кадров в социально-культурной сфере.

Сегодня необходимо обновить стереотипы, которые составляют ядро культурного потенциала общества. Одновременно необходимо изжить стереотипы, которые мешают развитию общества, тормозят культурное развитие населения.

Человек сохраняет или повышает свой статус, используя:

- адаптацию - мотивацию к социально - инновационной деятельности;

- адаптацию - приспособление;

- адаптацию - выживание;

- установку на помощь государства, семьи, друзей и т.д.

Многое зависит от желания самих субъектов совершенствовать свои способности. Работник социально-культурной сферы должен стремиться выработать у человека желание самосовершенствоваться и самоутверждаться. Самоутверждение - продуктивный способ адаптации к изменившимся условиям. Часто отсутствие стремления к самоутверждению делает человека психологически ущемлённым, зависимым. Это может происходить под негативным воздействием современных перемен - изменения экономического положения, занятости, смены социальной роли, утраты социальных ориентиров и т.д.

В данной диссертации характеризуется сущность и механизм социокультурной адаптации семьи, основные направления адаптации в учреждениях культурно-досуговой и социальной сферы, в социально-культурной среде.

На основании исследования можно сделать следующие выводы:

1. Социально-культурная адаптация семьи представляет собой разновидность социальной адаптации и тесно взаимосвязана с другими адаптивными процессами общества. Она выражает потребность семьи повысить свой собственный творческий потенциал до уровня, необходимого в данной конкретной социально-культурной среде.

Социально-культурная адаптация — объективное явление, порождаемое противоречиями между процессами, проходящими в обществе и потребностями семьи сохранить свой статус в данных условиях.

В стабильном обществе будут преобладать, по-нашему мнению, три ведущие формы социокультурной адаптации: традиционная, компенсаторная, инновационная.

Основными формами социокультурной адаптации семьи в условиях кризисного общества являются «культурная изоляция», «частичная- социально-культурная адаптация», «ассимиляционная форма социально-культурной адаптации».

2. Механизм социокультурной адаптации семьи в условиях социально-культурной деятельности строится на активизации творческого потенциала семьи, готовности ее членов к саморазвитию и к самосовершенствованию. Он включает нормативно-регулятивные, иституциолизированные, личностные средства, которые реализуются в конкретной социальнокультурной среде посредством практических действий и поступков. Совершенствование механизма адаптации зависит от своевременного обновления форм и способов взаимодействия его звеньев, а также оптимального соотношения новаций и традиций.

3. Внутренним источником развития адаптивных процессов в семье является не только несоответствие её форм и способов культурной деятельности условиям изменившейся социально-культурной среды, но и внутренние разногласия и несовпадение культурных интересов и установок между членами семьи, самые активные из которых выступают за их изменение и трансформацию.

Вначале семья должна преодолеть внутренние противоречия и только затем она приобретает способность решать совместные задачи.
Дезадаптированные дети и взрослые нуждаются в реабилитации, которая делает возможной включение их в общие процессы. В данном направлении требуется объединение специалистов разных областей и служб, которые должны работать в комплексе, на решение единой задачи - вернуть человеку самоуважение и веру в свои силы. Такая задача решается только при условии поддержки усилий специалистов со стороны семьи Адаптивная деятельность семьи в основном заключается в привыкании к социально-культурной среде, в наследовании и обогащении культурного опыта, в сознательном стремлении раскрыть в данной среде свои творческие возможности. Адаптационная деятельность приводит адаптантов к состоянию адаптированности.

4. Социокультурная адаптация выполняет двойственную роль в социокультурном развитии семьи. В первом случае она способствует обновлению форм и способов её духовной жизни, приобщает к культурным ценностям. Но она может привязывать субъекта адаптации к устаревшим условиям социокультурной среды и подавлять её активность. Стереотипы имеют большое влияние на культурные процессы. Устаревшие стереотипы являются тормозом в формировании нового мышления, поведения и поступков личности, социальных групп. Уровень культуры отдельной семьи может превышать уровень культуры среды, в этом случае происходит «псевдоадаптация» - внешнее приспособление к нормам и правилам окружающей среды или же вытеснение семьи, отчуждение ее от социума. Деформированные адаптационные процессы приводят к апатии, конформизму и безответственности. Сегодня процессы развиваются в пользу сознательно культивируемой активности, предполагающей творческую деятельность.

Направленность социокультурного взаимодействия предполагает, социальную защищённость личности и семьи, поэтому в адаптивной работе активно должны использоваться методики социальной работы. А гуманизация социокультурной практики предполагает единство адаптирования и самоадаптирования, творческий характер адаптации, духовную раскованность личности. Учитывая, что границы между обслуживанием и самообслуживанием стали подвижными, необходимо стремиться к индивидуализации культурной деятельности.

5. Мы считаем, что преобразование среды необходимо начинать с объективной оценки состояния среды и учёта реальных возможностей социально-культурных институтов, которые в настоящий момент не являются ведущими субъектами и слабо влияют на ход социокультурной адаптации населения. В качестве примера в исследовании приводится анализ состояния деятельности учреждений клубного типа. Одним из моментов, обусловливающих слабую эффективность их деятельности, является неразвитость специализации. Альтернативой, по нашему мнению, является внедрение на уровне микросоциума специализированных комплексных служб семьи.

6. Социокультурная адаптация является инструментом гармонизации внутрисемейных отношений. Показателями адаптивности являются:

- положительная морально-психологическая атмосфера в семье;

- расширение культурных интересов и потребностей членов семьи;

- выход за рамки семьи, расширение круга общения;

- участие в общественных делах и инициативах и др.

7. Успешность социокультурной адаптации зависит от семейных традиций и обычаев, уклада семейной жизни, наличия лидера, материальной обеспеченности семьи, готовности совместно проводить досуг, от наличия условий для творческой деятельности. Многое зависит от информированности семьи о возможностях учреждений культуры в реализации ее интересов и потребностей, а также от распространённости предвзятых представлений об их работе. Не все семьи имеют сформировавшееся культурные потребности, достаточно высокую культуру досуга.

8. Результаты данного исследования убедительно свидетельствуют, что ведущими условиями эффективности работы с семьями, находящимися в стрессовых ситуациях реформируемого общества, являются:

- изменение культурно-досуговой среды на социально-психологическом, управленческом и профессиональном уровнях, обеспечивающих адаптацию семьи к новым условиям;

- создание специального рекреативного пространства с предоставлением возможности выбора творческих занятий и сориентированного на формирование моделей высоконравственного поведения является одним из действенных средств воздействия на самочувствие семьи, адаптируя ее к условиям социума. В целом регулирование процессов социокультурной адаптации семьи — это сознательное, планомерное и целенаправленное воздействие на культуру семьи через систему производства, распределения, обмена и потребления знаний, ценностей и норм, образцов ее жизнедеятельности в соответствии с объективными условиями их развития в интересах общества и каждой отдельной семьи.

9. Глобальные проблемы современного общества требуют разработки новых технологий для их решения с привлечением все более многочисленных групп специалистов. При помощи специальных технологий (информационных, обучающих, внедренческих и других) можно своевременно разрешать социальные конфликты, снимать социальное напряжение и др. Формирование социальной практики современного государства возможно только на основе технологизации с ее максимально эффективным и целесообразным использованием ресурсов и средств.

Рассматривая социально-культурную деятельность как особый вид деятельности, сущность социальных технологий можно интерпретировать как совокупность приемов, методов и воздействий государственных, общественных и частных организаций, специалистов и активистов, направленных на развитие творческой активности личности в социально-культурной среде, развития инициативы, самостоятельности, оказание помощи и поддержки населению средствами культурно-досуговой деятельности, особенно нуждающимся в адаптации и реабилитации слоям и группам населения.

Результаты проведенных исследований убедительно свидетельствуют, что есть объективная потребность в подготовке специалиста сферы семейного досуга, в полной мере владеющего адаптивными технологиями. К сожалению, в рамках одного исследования не удалось проследить процесс социокультурной-адаптации семьи более основательно. Данная проблема мало разработана, характеризуется противоречивостью объективных условий прохождения процесса и во многих аспектах нуждается в дальнейшем изучении.

Список литературы:

1. Аарелайд-Тарт А. Проблемы адаптации к новым культурным реалиям в зеркале биографического метода/А. Аарелайд// Социс.- 2003. №2.- с. 59-68.

2. Абессонов В.В. Социокультурные переменные развития местного самоуправления в России: Дис. на соискание ученой степени канд. социол. наук. — Белгород: БелГУ., 1999.- 154 с.

3. Адаптация человека: Сб. ст. JL: Наука, 1972. - 267 с.

4. Ажибекова К.А. Биологическое и социальное в адаптации человека. // К методологии научного познания. Фрунзе, 1985. - с. 137-145.

5. Айрапетов B.C. Социальная адаптация вынужденных мигрантов и беженцев // Вестник РАП., 1993, Том 63, № 10.

6. Алексеева Т.И. Адаптивные процессы в популяциях человека. — М.: Издательство МГУ, 1986. 215 с.

7. Американская социология. Перспективы, проблемы, методы, (сб. статей) / под ред. Т.В. Осипова- М., Прогресс, 1978.

8. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания Л., Изд-во Ленинградского ун-та, 1968.-339 с.

9. Андреева Е.Л. Социально-психологический климат научно-производственного коллектива как фактор адаптации молодежи: Автореф. дисс. канд. философ, наук. М., 1987. - 22 с.

10. Антонов А.И., Медков А. И. Социология семьи. -М. Изд-во МГУ, 1996. -304 с.

11. Анисимов С.А. Влияние социальной среды на культурную деятельность рабочей молодежи: Автореф. дисс. канд. философ, наук. М., 1980. - 20 с.

12. Ариарский М.А., Бутиков Г.П. Прикладная культурология на службе развития личности. // Педагогика.- 2001.- № 8. с. 9 10.

13. Артемов В.А. Социальное время: Проблемы изучения и использования / Отв. ред. Ф.М. Бородкин. — Новосибирск: Наука, 1987. — 237 с.

14. Артемов С. Д. Проблемы социальной адаптации молодого рабочего на социалистическом предприятии: Автореф. дисс. канд. философ, наук. Свердловск, 1970.- 19 с.

15. Артюхов А.В. Государственная семейная политика и ее особенности в России // Социс.- 2002. №7.- с. 108-111.

16. Бадлер Э.А. Социальный прогресс и культурное наследие / Отв. ред. Н.С. Злобин. -М.: Наука, 1987. 158 с.

17. Бакланова Н.К. Профессиональное мастерство работника культуры. М., 1994-118 с.

18. Бакланова Т.И. Педагогика художественной самодеятельности. М., 1992.

19. Балабанова Е.С. Социально-экономическая зависимость и социальный паразитизм: стратегии «негативной адаптации» // Социс.- 1999.- № 4. — с.46 — 58.

20. Барклянский Ю.А. Социальная адаптация при социализме: региональный аспект (на материалах Заполярья). Автореф. дисс. философ, наук. Свердловск, 1987, 19 с.

21. Беляева JI.A. Стратегия выживания, адаптации, преуспевания. Социс. -2001.- № 6.-е. 44-53.

22. Бердяев Н. Философия творчества, культуры и искусства в 2 т. — М.: Искусство, 1994 Т. 2, 1994 - 508 с.

23. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л: Наука, 1988-267 с.

24. Бестужев-Лада И. Будущее семьи и семья будущего в проблематике социального прогнозирования // Детность семьи: вчера, сегодня, завтра. — М.: Финансы и статистика, 1986.

25. Бодалев А.А. Семья в психологической консультации: опыт и проблемы психологического консультирования. М.: Педагогика, 1989 — 206 с.

26. Божедонова А.Н. Семейно-бытовые отношения в условиях реформирования России как фактор социальной политики. Автореф. дисс. — Ярославль, 1999. -33 с.

27. Бочарова Н.И. Организация досуга детей в семье М., Академия, 2001. — 201 с.

28. Бромлей Ю.В. К вопросу о влиянии особенной культурной среды на психику // Советская этнография. 1989. - № 1.-е. 67-75.

29. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность М.: Наука, 1987. - 334 с.

30. Буева Л.П. Социокультурный опыт и механизм его усвоения // Общественные науки.- 1986.- № 3.- с. 84-98.

31. Буканов В.М. Экономические основы удовлетворения социально-культурных потребностей личности. Автореф. дисс. канд. эконом, наук. — М., 1983.-22 с.

32. Бумин Н.И. Факторы социально-культурного развития современного села (на материалах УССР). Автореф. дисс. докт. истор. наук. М., 1987. - 50 с.

33. Бурмыкина И.В. Социальная адаптация школьной молодежи в трансформирующемся обществе — Автореф. дис.канд.социол. наук. Белгород - Липецк, 2000. - 20 с.

34. Бурков B.JI. Роль социальной адаптации человека в условиях научно-технического прогресса // Философские проблемы современного естествознания. Выпуск 64. - Киев, 1987, с. 83-88.

35. Бурьков С.М. Проблемы социальной адаптации личности. (На примере коренных народов Севера). Автореф. дисс. канд. философ, наук. Свердловск, 1990.- 19 с.

36. Вавилин Е.А., Фофанов В.П. Социальная аномия: обзор подходов в американской социологии // Социс. — 1992. № 5. - с. 80-90.

37. Вершинина Т.Н. Производственная адаптация рабочих кадров / Социально-экономический проблемы труда на промышленном предприятии.- Новосибирск: Наука, 1979. 164 с.

38. Верещагин В.Ю. Философские проблемы адаптации человека. — Владивосток, 1988.- 164 с.

39. Вехов А.В. Методологические основы изучения культурного уровня социальных групп и личности. Автореф. дисс. канд. философ, наук. — Свердловск, 1980.- 18 с.

40. Виттенберг Е.В. Социально-психологические факторы адаптации к социальным изменениям. — Дис. канд. психол. наук СПб, 1994.

41. Виттенберг Е.В. Адаптация к новым социальным и культурным условиям России // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия: Философия, политология, социология, психология, право. — СПб. 1994.

42. Воловик А.Ф., Воловик В.А. Педагогика досуга. М., Флинта, 1998 232 с.

43. Волощенко Г.Г. Народный досуг: социокультурные аспекты генезиса и развития. СПб, 1999.

44. Воспитательный потенциал семьи и социализация детей // Педагогика. — 1999.-№4.-с. 27-39.

45. Ган Ю.А. Проблемы социальной адаптации личности (социально-философский аспект): Автореферат дис. канд. философ, наук, Свердловск, 1982.

46. Гаспарян Ю.А. Институт семьи: социологические проблемы обновления и развития. Автореф. дисс. докт. социологич. наук. СПб., 1998. - 30 с.

47. Георгиевский А.В. Философское содержание и функции теории адаптации. Автореф. дисс. докт. философ, наук. — JL, 1985. — 33 с.

48. Гергиева И.А. Социально-психологические факторы адаптации личности в коллективе: Автореф. дис. канд. психол. наук. JL, 1986.

49. Голод С.И., Харчев А.Г. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. — JI., Наука, 1984. 136 с.

50. Гордон JI.A. Социальная адаптация в современных условиях // Социс. — 1994. -№8-9. -с. 3-15.

51. Горлова И.И. Культурная политика в современной России: региональный аспект. Краснодар, 1989.

52. Григорьев В.И. Народные игры и традиции России. М., 1994. — 241 с.

53. Громова И.Б., Леонтьева В.Н. Контркультура как адаптивный механизм трансляции социального опыта // Социс. -1991. -№ 6. с. 13-19.

54. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. М., 2001. - 556 с.

55. Гурко Т.А. Родительство в изменяющихся социокультурных условиях // Социс.- 1997.-№ 1. -с.7-10.

56. Данакин Н.С. Теоретические и методологические основы проектирования технологии социального управления. — Белгород: Центр социальных технологий, 1993.

57. Данакин Н.С., Сакулин В.Е., Гордилова О.А., Ломазов В.А. Социальное состояние безработной молодежи. Белгород: Центр социальных технологий, 1996.

58. Дементьева И.Ф. Семья в системе стартовых жизненных условий старшеклассников. // Социс. 1995,- №6 - с. 130-140.

59. Демин Р.Н., Попова И.П. Способы адаптации безработных в трудной жизненной ситуации. // Социс.- 2000,- №5.- с. 35-47.

60. Денисовский Г.М., Смирнов А.И. Новые тенденции в адаптации семей бывших офицеров к гражданской жизни. // Социс.- 1999.-№8.- с. 46-53.

61. Дербенев Д.Н. Социальная адаптация подростков. // Социс. 1997. - №4.-с. 10-13.

62. Деревянченко А.А. Методологические проблемы исследования взаимодействия культур. Автореф. дисс. канд. философ, наук. М., 1987. — 16 с.

63. Дискин И.С., Авраамова Е.М. Адаптация населения и элит // Общественные науки и современность. -1997, №1. — с.24-33.

64. Дичёв Т.Г. Методологические и социологические аспекты адаптации человека. Автореферат дис. канд. философ, наук. Новосибирск, ИЭОПП СО РАН, 1997.-23 с.

65. Дмитренко С.М. Производственная адаптация сельского мигранта. О судьбе новичка в городе. Кишинев: Штиица, 1981. — 109 с.

66. Дридзе Т.М., Орлова Э.А. Основы социально-культурного проектирования. М., 1996.-255 с.

67. Дудченко O.K., Мытиль А.В. Социальная идентификация и адаптация личности // Психологические исследования. 1995, - №6.

68. Дуликов В.Р. Социальные аспекты культурно-досуговой работы за рубежом. Учебное пособие. М.: МГУК, 1999. - 109 с.

69. Духовная культура и проблемы социального управления: Сб. ст. — Новосибирск: Наука, 1981. 208 с.

70. Духовная культура села: традиции и современность: Сб. ст. М., 1988. -222 с.

71. Дятченко Л.Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. Москва-Белгород: Центр социальных технологий, 1993.

72. Ерошенков И.Н. Культурно-досуговая деятельность в современных условиях. М., 1994.

73. Ершов П.М. Режиссура как практическая психология. — М.: Искусство, 1972.-352 с.

74. Ефимов В.А. Образование как фактор социальной адаптации личности. Автореф. дис. канд. философ, наук. Свердловск , 1980. - 16 с.

75. Жарков А.Д. Технология культурно-досуговой деятельности. М., 1998, 246 с.

76. Живкович JI. Теория социального отражения М.: Прогресс, 1969.-^454 с.

77. Жизнедеятельность семьи: тенденции и проблемы. М., 1990. — с. 60-63.

78. Жизнь как творчество: социально-психологический анализ. — Киев, Нау-кова думка, 1985. 302 с.

79. Жмыриков Н.П. Диагностика социально-психологической адаптирован-ности личности в новых условиях деятельности и общения. Автореф. дис. канд. псих, наук, Л., 1989, 20 с.

80. Заренок Н.Н. Духовная культура в социальном управлении. Минск: Вышейшая школа, 1984. - 200 с.

81. Зверев А.Ф. Рациональность и эффективность организаций как социологическая проблема. Липецк: ЛГПИ, 1996.

82. Зеленко В.А. Практика внешкольного образования в России. М.: Госиздат, 1922.-с. 170.

83. Злотников Р.А. Исследование рабочих клубных учреждений индустриальных городов//Социс. 1981.—№ 1.-е. 148-154.

84. Иванов В.Н. Социальные технологии в современном мире. Москва -Нижний Новгород: Изд-во Волго-вятской академии гос. службы, 1996.

85. Ильяева И.А. Культура общения. Воронеж: издательство ВГУ, 1989. — 167 с.

86. История социологии в Западной Европе и США / отв. ред. Т.В. Осипова.- Изд-во Норма-инфра, М., 1999. - 423 с.

87. Казьмина О.О. Проблема социальной общности в современной социологии. Автореф. дисс. канд. философ, наук. М., 1987. - 24 с.

88. Калайков И. Теория отражения и проблема приспособления. — М.: Наука, 1986.- 144 с.

89. Калайков И. Цивилизация и адаптация: Пер. с болг. — М.: Прогресс, 1984.- 240 с.

90. Капелюш Л.С., Сазонов В.В., Федотова Л.Н. Учреждения культуры в небольшом городе: социально-демографические исследования. — М.: Мысль, 1985.- 157 с.

91. Касьянова К. О русском национальном характере. М., 1994. с. 158-160.

92. Кинелев С.В. Адаптация личности как социальное явление: Автореф. дис. философ, наук. Л, 1978, 19 с.

93. Киселева Т.Т., Красильников Ю.Ю. Основы социально-культурной деятельности. М., МГУК, 1995. - с. 3-12, 50.

94. Кищенко И.Н. Социальная адаптация незанятого населения. Белгород: Изд-во БелГУ, 1999.

95. Ключевский В.О. Сочинения в 8 томах. М., 1956-1959 г.г. - Т. 1. - с. 4. — 20.

96. Ковалев С.В. Психология современной семьи. М., Просвещение, 1988. -207 с.

97. Коган JI.H., Вишневский Ю.Р. Культурная среда Вып. 4. - Свердловск, 1972.-с. 70-71.

98. Кон И.С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989. - 254 с.

99. Корель J1.B. Классификация адаптаций. Словарь основных понятий. -Новосибирск: ИЭ и Olill СО.РАН, 1996; Философские проблемы теории адаптации. -М: Мысль, 1975.

100. Котельников Г.А. Теоретические основы синергетики / Г.А. Котельников. : БелГТАСМ,1998. 126 с.

101. Кравченко А.И. Социология менеджмента. М., ЮНИТИ, 1999. — 365 с.

102. Красин Ю.П., Ляхович Е.С. Проскуровская И.Д. Условия и механизмы проникновения новаций в культуру // Научная деятельность в системе современной культуры. Новосибирск, 1987. - с. 143-161.

103. Крапивенский С.Э. Социокультурная детерминанта исторического процесса // Общественные науки и современность. 1997. - № 4. - с. 134-142.

104. Кряжева К. Социально-психологические факторы адаптирования личности. Автореф. дисс. канд. психологических наук. М., 1986. — 24 с.

105. Кудрявцева В.Т. Диалектика присвоения культуры человеком: универсальность и творчество // Философия человека: диалог с традиционным и перспективным. М., 1988.-с. 184-196.

106. Кузнецов П.С. Адаптация как функция развития личности. Саратов: Изд-во Саратовский университет, 199Ь - 95 с.

107. Кузнецова М.Н. Культурная среда — личность (философско-методологический анализ). Автореф. дисс. канд. философ, наук. — Саратов, 1985. 18 с.

108. Культурно-досуговая деятельность / Под науч. ред. Жаркова А.Д. и Чи-жикова В.М / М., 1998, с. 430- 455.

109. Культура города, проблемы инновации: Сб. научных трудов / НИИ культуры -М., 1987.-200 с.

110. Культура и цивилизация / Отв. ред. Л.И. Новикова. М., 1984. - 161 с.

111. Культурная деятельность: опыт социологического исследования / Отв. ред. Л.Н. Коган. М.: Наука, 1981. - 238 с.

112. Культурная среда и духовное формирование личности. — Ташкент: ФАН, 1983.- 155 с.

113. Культурный прогресс: философские проблемы. — М.: Наука, 1984. 326 с.

114. Кучмаева И.К. Культурное наследие: современные проблемы / Отв. ред. А.Н. Арнольдов -М.: Наука, 1987. 174 с.

115. Кучмаев М.Г. Традиционное и инновационное в культуре семейных отношений. М., 1999.

116. Лаврова Л.Л. Социокультурные проблемы местного самоуправления (Региональный аспект: опыт, закономерности и тенденции: на материалах Краснодарского края). Дисс. канд. культурологических наук—Краснодар, 1999. — 147 с.

117. Левицкая А.Г. Адаптация к урбанизированному образу жизни: нравственно-психологические аспекты // Методы и средства нравственного воспитания.-М., 1986. -с. 54-63.

118. Лотман Ю.М. Символ в системе культуры // Символ в системе культуры. Тр. по знаковым системам. XXI Тартус. Ун-т. Уч. зап. выпуск 754 Тарту, 1987. с. 10-15.

119. Лучанкин А.И. Традиции в социокультурной преемственности. Методологический аспект: Автореф. дисс. канд. философ, наук. Свердловск, 1985. — 18 с.

120. Мадорская С.М. Проблема социальной адаптации студентов к учебному процессу: / конкретно-социологический анализ/: Автореф. дис. канд. философ, наук. — Минск, 1986.

121. Максимов И. С. Социальная защита в российском социокультурном контексте. Дис. на соискание уч. степени канд. соц. наук. — Белгород: БГУ, 1999 — 199 с.

122. Маликова Н.Н. Социальная активность личности в сфере культуры. Дисс. канд. философ, наук. Свердловск, 1986. — 167 с.

123. Марков М. Технология и эффективность социального управления — М: Прогресс, 1982.-267 с.

124. Махонин Н., Кухарис П., Мюллер К., Тучек М. и др. Трансформация и модернизация женского общества. // Социс.- 2002.-№7.- с. 32-48.

125. Мацковский М.С. Социология семьи. Проблемы теории, методологии и методики. М. - Наука. - 1989. - 112 с.

126. Меерсон Ф.З. Адаптация, стресс и профилактика. М.: Наука, 1981.

127. Милосердова Н.Г. Социальные механизмы регулирования жизнедеятельности личности. Дисс. канд. философ, наук. -М., 1981.

128. Милославова И.А. Понятия и структура социальной адаптации. Автореф. дисс. канд. философ, наук. Л., 1974. - 19 с.

129. Мосалев Б.Г. Досуг.Методика и методология исследования. М.,1995, 96 с.

130. Мосалев Б.Г. Социокультурное многообразие: опыт целостного осмысления. М., 1998.

131. Москаленко В.В. Культура и деятельность как факторы социализации. Дисс. доктора философ, наук. Киев, 1988. - 361 с.

132. Мохонько А.П. Формирование художественного вкуса учеников музыкальной самодеятельности. Автореф. дисс. канд. пед. наук. М., 1988. - 15 с.

133. Мудрик А.В. Социальная педагогика. М., 1999, 184 с.

134. Налчаджян А.А. Социально-психологическая адаптация личности (формы, механизмы стратегии) Ереван, изд-во АН Армян. ССР, 1998. —262 с.

135. Налчаджян А.А. Личность. Групповая социализация и психологическая адаптация. Ереван: Изд-во Академии Арм. ССР, 1995.

136. Наумова Н.Ф. О социологическом и экономическом подходах к трудовой мотивации. / Тр. ВНИИ системных исследований. М., 1988. — Вып. 2.

137. Никредин Г.Д. Предпринимательство как сфера занятости безработных: технология использования // Технологии, социального управления. Выпуск 2. — Белгород; Центр социальных технологий, 1996.

138. Областная целевая программа «Работа учреждений культуры и искусства с семьями на 2003-2005 г.г.» Белгород, 2002.

139. Оболенский А.В. Консервативные стереотипы сознания как тормоз перестройки и средства их преодоления // Советское государство и право. — 1987. — № 10.-с. 19-21.

140. Общение и оптимизация совместной деятельности.-М.: МГУ, 1987.-302с.

141. Орлов Г.П. Свободное время и личность. — Свердловск: Ср. — Урал. кн. изд-во, 1983.- 176 с.

142. Орлов А.С. Социология рекреации. М., Наука,1995. 146 с.

143. Орлова Э.А. Категория и общественная практика в исследовании динамики культурных процессов // Категории и понятия марк.- ленинской теории культуры: Предпр. докл. М., 1985.

144. Орлова Э.А. Обыденная культура: организационные формы // Структуры культуры и человек в современном обществе. М., 1987. - с. 137-161.

145. Осипов A.M. Социально-культурные аспекты адаптации сельских мигрантов в городе: Автореф. дисс. канд. философ, наук. JL, 1985. - 20 с.

146. Офицеркина Н.С. Социально-психологическая адаптация молодежи в рыночной экономике: Дис. канд. психол. наук. М., 1977.

147. Ощуркова Н.А. Динамика социально-психологической адаптации: Автореф. дис. канд. психол. наук — JL, 1995. —23 с.

148. Парсонс Т.А. Человек в современном мире / пер. с анг. — М.: Прогресс, 1985.-428 с.

149. Парыгин В.Д. Основы социально-психологической теории. — М., Мысль, 1971.-351 с.

150. Патрушев В.И. Динамика бюджетов времени горожан (1965-1997г.г.) // Социс.-№11.- 1999.-с. 28-35.

151. Патрушев В.И. Социальные технологии как социологическая категория // Современные социальные технологии: сущность, многообразие форм и внедрение. Материалы Международ, науч.практ. конф в Белгороде, Белгород, 1991.

152. Петрова Е.В. Социокультурная адаптация семейских Забайкалья. Дисс. канд.социол. наук. Улан-Удэ, 1997. - 139 с.

153. Победа Н.А. Преодоление социально-культурных различий (Опыт и проблема МССР). Кишинев: Штиица, 1985.- 170 с.

154. Подлесная Л.И. Социально-психологические аспекты преодоления психологического барьера к «новому». Автореф. дисс. канд. псих. наук. Тбилиси, 1978.-21 с.

155. Позешкиан Н. Позитивная семейная психотерапия. Семья как психотерапевт. М., Медицина, 1995.- 335 с.

156. Положение о культурно-образовательном комплексе. Материалы Белгородского Центра народного творчества. Белгород, 2000. — 15 с.

157. Прозоров Ю.А. Феномен отчуждения как объект социологического исследования. Дисс. канд. социол. наук. М., 1991. - 141 с.

158. Прокопьева М.М. Семья как самоорганизующаяся среда воспитания детей. Автореф. дисс. канд. пед.наук 23 с.

159. Профессиональная адаптация молодежи. М.: МГУ, 1969. - 128 с.

160. Разинская В.Д. Взаимодействие социальных и культурных факторов в процессе формирования студенчества. Автореф. дисс. канд. философ, наук. — Уфа, 1988.-18 с.

161. Растигеев А.П. Социальная адаптация и ответственность личности. -Томск, 1988.-248 с.

162. Ростова Л.Н. Социальная адаптация личности в коллективе. Автореф. дисс. канд. философ, наук. Томск, 1973. — 22 с.

163. Садовская B.C. Педагогические основы формирования культуры быта. М, 1996.

164. Сапрыкина М.Ю. Социально-педагогические условия культурной адаптации мигрантов в условиях большого города. Дисс. канд. педагогич. наук. — СПб, 1993.

165. Сарсенбаев Н.С. Обычаи, традиции и общественная жизнь. М., 1974.

166. Сафанеева Н.И. Социокультурный аспект адаптации человека. — И: РАГС, 1995,22 с.

167. Свиридов Н.А. Социальная адаптация личности в коллективе // Социс. — 1980. -№3.

168. Свиридов Н.А. Адаптационные процессы в среде молодежи. // Социс №1, 2002, с.90-96.

169. Сидоренко Л.П. Роль семьи в формировании потребностей личности. Дисс. канд. философ, наук. -М., 1992. 161 с.

170. Скотникова И.Г. Психофизические характеристики зрительного различения и когнитивный стиль.// Психол. журн.- 1990.- №1.- с.84-94.

171. Слоним А.Д. Физиологическая адаптация и поддержание вегетативного гомеостаза// Физиология чел. 1984.- №3.- с.355-362.

172. Смелзер Н. Социология. М., 1994. - 688 с.

173. Современные технологии социально-культурной деятельности. / Под ред. Е.И. Григорьевой, Тамбов, 2002. 504 с.

174. Социальная реабилитация дезадаптированных детей и подростков в специализированных учреждениях: Пособие для сотрудников специализированных учреждений социальной реабилитации несовершеннолетних. М., 1996.

175. Социология. М., Мысль, 1990.- 273 с.

176. Социология культуры: Методология и методика социологических исследований культуры: (Сб.ст. АН СССР). М.: Ин-т социологии, 1988. — 167 с.

177. Социология культуры. Методология и практика культурно-просветительской деятельности (сб. научн. тр.) / ЛГИК. — № 1—Л., 1982. — 171 с.

178. Социология культуры: Проблемы социальных показателей развития культуры: (Сб. ст.) -М.: НИИК, 1982. 159 с.

179. Стрельцов Ю.А. Методика воспитательной работы в клубе. М., 1979.

180. Стрельцов Ю.А. Культурология досуга: Учебное пособие. М., МГУКИ, 2002.- 184 с.

181. Стрельцов Ю.А. Человек в мире общения. Основы досуговой синергетики. Учебное пособие. М.: МГУКИ, 1999. - 200 с.

182. Стрижевская Т. К вопросу исследования адаптации студентов // Методологические и мировоззренческие аспекты социологии познания. Рига, 1987. -с.80-91.

183. Структура культуры и человек в современном обществе.-М., 1987—184с.

184. Сухарев А.В. Этнофункциональная психология: исследования, психотерапия.-М., 1998.

185. Теория социальной работы. / под ред. Е.И. Холостовой/ М., Юрист, 1998. -331 с.

186. Терских Л.Б. Социально-экономическая адаптация различных демографических семей в условиях реформ: Автореф. дис. кан. эконом, наук / РАН Ин-т социально-экономических проблем народонаселения. 20 с.

187. Технология адаптации человека к экстремальным условиям. Гусева А.С., Жданов О.Н., Яблокова С.А. // Банковское дело.- 1996. № 2. - с.32-37.

188. Тимченко Н.С. Смысложизненные ориентации как показатель социальной культуры личности. Дисс. канд. социологич. наук. — Барнаул, 2000. — 163 с.

189. Тощенко Ж.Т. Социология управления // Социология. М.; Прометей-Юрайт, 1999.

190. Тощенко Ж.Т., Аитов Н.А., Лапин Н.И. Социальное проектирование. — М.: Мысль, 1982.-54 с.

191. Триодин В.Е. Воспитание увлечением. М., 1987 50 с.

192. Триодин В.Е. Теоретические основы воспитательной деятельности советского клуба. Автореф. дисс. докт. пед. наук. — Л., 1984.

193. Уэллман Б. Место родственников в системе личных связей. // Социс.-2000. № 6. - с.78-88.

194. Файбург З.И. Культурная дифференциация в социальном обществе и некоторые ее социальные исследования // Личность, группа, общество (Тр. Пермского политехнического института). № 90. — Пермь, 1971.-е. 107, 112. - 121.

195. Фофанов В.П. Социальная аномия: обзор подходов в американской социологии // Социс. 1992. - № 5. - с.88 - 90.

196. Фонд времени и мероприятия в социальной сфере / Отв. ред. В.Д. Патрушев. М.: Наука, 1989. - 172 с.

197. Формы и методы работы с детьми и родителями в центре социальной помощи семье. Научно-методическое пособие. М., 1999. - 192 с.

198. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., Прогресс. 1988.

199. Фрейд 3. Недовольство в культуре: главы из книг австрийского психолога / Пер. и вступительное слово A.M. Рушкевича // Философские науки. 1989. — № 1. - с.89-101.

200. Фришман Е.З. Дифференциация состояний человека оператора по психофизическим показателям / Методики исследования и диагностики ФС и работоспособности человека-оператора в экстремальных условиях. М., ИПАН. 1989.

201. Фролов С.С. Социология. М., Гардарика, 2001. - 334 с.

202. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. Опыт социологического исследования. -М: Мысль, 1979.-367 с.

203. Хршановская С.П. Взаимосвязь работы и досуга в образе жизни городского населения. Автореф. дисс. канд. философ, наук. М., 1986. — 19 с.

204. Цукерман B.C. Социокультурные предпочтения в Челябинской области. // Социс.-1997.-.№ 10.- с. 104-109.

205. Цукерман B.C. Народная культура как социальное явление. Автореф. дисс. докт. философ, наук. — Свердловск, 1984. 46 с.

206. Цукерман B.C. Самореализация личности в любительском художетсвен-ном творчестве // Социально-культурные предпосылки самореализации личности в социалистическом обществе. Свердловск, 1983. - с.158-159.

207. Чайнова Л.Д., Чопорова М.Г. Дифференцированная оценка состояния напряженности человека при решении прикладных задач эргономики / психическая напряженность в трудовой деятельности. Под ред. Л. Г. Дикой. М., ИП АН СССР. 1990. с. 49-57.

208. Черносвитов П.Ю. Формальное описание адаптивного поведения как метод объяснения эволюционного процесса // Философские науки. — 1989. — № 5. — с. 110-115.

209. Чижиков В.М. Культурный уровень личности как оценочный показатель. В кн: Инновационные технологии обучения культурно-досуговой деятельности. М., 2000- 150 с.

210. Шабанова Л.И. Социальная адаптация в контексте свободы // Социс.1995.-с. 39-42.

211. Шабанова О.А. Влияние социального отчуждения на формирование жизненного опыта личности. Дисс. канд. философ, наук. -М., 1990. — 171 с.

212. Шамолин Р.В. Самореализация человека как феномен русской менталь-ности. Дисс. канд. философ, наук. — Томск, 2000. 223 с.

213. Шапкин С.А., Дикая Л.Г. Деятельность в особых условиях: Компонентный анализ структуры и стратегии адаптации // Психологический журнал.1996. -№1.-с. 19-33.

214. Шапкин С.А. Мотивационно-волевые детерминанты адаптации человека к деятельности в условиях депривации сна. Дисс. канд. психол. наук. М., ИП РАН. 1994.

215. Шапкин С.А. Использование методики мотивационной индукции в целях профессиональной диагностики / методики анализа и контроля трудовой деятельности и функциональных состояний. Под ред. Л.Г. Дикой. М., ИП РАН. 1992.- с. 195-205.

216. Шибаева М.М. Молодежный досуг как факт культурной жизни // Субкультурные объединения молодежи: критический анализ. -М., 1987. с. 57-63.

217. Ширматова Т. Взаимодействие национальных культур и духовное формирование личности. — Ташкент: ФАН, 1986. 147 с.

218. Шпак JI.JI. Социокультурная адаптация в советском обществе (философ-ско-социологические проблемы) — Красноярск: КГУ, 1991.

219. Шпак JI.J1. Социокультурная адаптация рабочих на социалистическом предприятии. Автореф. дисс. канд. философ, наук. Иркутск, 1974. — 24 с.

220. Шпак JI.J1. Социокультурная адаптация: сущность, направления, механизмы реализации. Дисс. доктора социол. наук, Кемерово, 1992.

221. Шпак JI.JI. Социокультурная адаптация в современном обществе. Фило-софско-социологические проблемы. Красноярск: Изд-во КрасГУ, 1991. - 233 с.

222. Штомика П. Социальное изменение как травма. // Социс.- 2001. -№1. с. 6-17; Социс. -. 2001.- № 2. - с. 3-13.

223. Штомика П. Социальное изменение как травма. // Социс. №2.- 2001.- с. 3-13.

224. Шуванов В.И. Социокультурная адаптация личности в производственном коллективе как объект управления. Автореф. дисс. канд. философ, наук. — М., 1982.-25 с.

225. Шульгина И.А. Социокультурные изменения личностного бытия в современной России (философский анализ). Дисс. канд. философ, наук. — Ставрополь, 2000.- 169 с.

226. Шурыгина И.И. Жизненные стратегии подростков // Социс. 1999 — № 8.-с. 52-56.

227. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М., Прогресс, 1969. - с. 26-27.

228. Щербина В.В. Социальные технологии // Энциклопедический социологический словарь / под общ. ред. Г.В. Осипова. М.: ИСПИ РАН, 1995.

229. Юрьевиц А.Ж., Аверьянов B.C., Виноградова О.В. и др. Адаптация к профессиональной деятельности / физиология трудовой деятельности. Под ред. В.И. Медведева. СПб.: Наука, 1993.- с. 209 -283.

230. Ядов В.А. Диспозиционная концепция личности // Социальная психология. Л., 1997.

231. Янин С.И. Социальная модель организационной адаптации. Белгород, Центр социальных технологий, 1997.

232. Ярошенко Н.Н. Социально-культурная деятельность: парадигмы, методология, теория. М., 2000. — 341 с.

233. Ясная Л.В., Манзы B.C. Родительская семья и ее влияние на жизненные притязания и жизненные стратегии юношей и девушек // Революция притязаний и изменение жизненных стратегий молодежи 1985-1995 г.г. — Изд-во Института социологии РАН, 1998.

Семья как черед иерархии Править

Когда появилась семья, наступил черед семейной иерархии. Все мы или почти все – члены семей – в раннем возрасте находимся во власти родителей и тех, кто нас опекает, а затем сами создаем семьи и оказываемся на вершине семейной иерархии...

Развитие цивилизации, к сожалению, не уменьшает числа проблем воспитания, а лишь только постоянно их прибавляет. Так, свою лепту в нарастание сложностей в воспитательном процессе подрастающего поколения внесло разрушение института семьи. Все больше появляется так называемых неполных семей, т.е. детей воспитывают женщины вообще без участия мужчин (приходящий навещать своих детей отец уже не является главой семейства). В обществе, где царят патриархальные законы, возрождается матриархальная семья: что это? Парадокс времени или новый поворот в эволюции человечества? Дети, вскормленные и выращенные одной матерью, воспринимают старших мужчин как людей с другой планеты. Уважение к старшим мужчинам у детей формируется в результате любви и уважения к собственному отцу, а если отца не было, то и другие мужчины не станут авторитетом. Неудивительно, что у подростков проявляются "протестные" поведенческие реакции и неприятие всех ценностей старшего поколения.

Итак, проблема "отцов и детей" – это кризис социально-демографической иерархии. Отчуждение между отцами и сыновьями неизбежно приводит к разобщенности между поколениями мужчин, что, в свою очередь, разрушительно влияет на общество и на государство в том числе. Приходится только удивляться тому, что фундаментальный принцип общественной жизни – иерархия – до сих пор не стала объектом всестороннего изучения специалистами гуманитарных наук.

Опыт интерпретации феномена семьи как квази-автономии в свете клеточно-нейронной модели Править

В контексте АПП, текущее (2010-х гг) состояние социально-технологической готовности землян к обеспечению условий автономного обитания правильнее будет охарактеризовать как "псевдо-автономность". В этом плане не следует путать с омонимом "квазиавтономия", используемым рядом авторов как некий нормативный прогноз, образ желаемого будущего для наземного инновационного развития[1]


Семья как "элементарная ячейка" землянства Править

ГечвоК оси апр2009

Аспекты Программы

Аспекты и разделы комплексной разработки Программы ИноКонт (АПП) включают следующие базовые блоки:

1. Терраформирование. Сюда входят проблемы формирования «жилой линзы обитания», климат-формирование, агротехнологии формирования и поддержания растительной почвы, типового состава грунтов, комплексной разведки полезных ресурсов, включая производственное сырье, жизненно значимые ресурсы.

2. Социокультуросфера. Это одно из приоритетных направлений исследований, включающее разработку методологии социального проектного прогнозирования жизненных стратегий АП на основе семантической коммуникации как «машины выживания» (Н. Луман), исследование фактора времени как ресурса жизнедеятельности АП, построение модели АП как хозяйствующего самоорганизующегося субъекта, алгоритмов моделирования и прогнозирования стратегий АП на различные горизонты упреждения.

3. Архитектурное пространство (Урбанизм и когнитивная архитектура). антропогенная среда, созданное человеком пространство жизнедеятельности. Архитектурное пространство строится целенаправленно и является в конечном счете отражением системы ценностей владельцев недвижимости. Аксиологию архитектурного пространства можно представить как видимый спектр градостроительных проблем, включающий пять направлений: 1) экология и жизнепригодность места, обуславливающие здоровье людей, 2) удобство и комфорт, создаваемые инженерной инфраструктурой. 3) свобода и безопасность за счет социального контроля за соблюдением системы парцеляции и зонирования среды; 4) содержательность и информационная насыщенность, адекватная требованиям культуры; 5) красота и соответствие идеалам духовной жизни людей. Человек в ней находит поддержку собственным размышлениям, поискам своего "Я", способность самореализазоваться и поддерживать диалог с сообществом

4. Инженерная инфраструктура. Включает в себя весь комплекс проблем по энергообеспечению, водоснабжению, синтезу воздуха, вентиляции, кондиционированию и термостатированию, утилизации отходов, физическим каналам коммуникаций, аудиовизуальной среде, компьютерному обеспечению и т.п.

5. Пищевой круговорот (гомеостаз). Решается проблема обеспечения и воспроизводства оптимального рациона питания жителей АП.

6. Комплексная безопасность. В том числе, информационно-психологическая безопасность, энергетическая безопасность, техническая безопасность, физическая (вкл. здравообеспечение) и др. безопасность.

7. Резервы экспансии Это – ключевой нетривиальный аспект проектирования, не имеющий методологических аналогов в истории человечества. Проблематика автономных поселений вписывается в более общую проблему ресурсного подхода к существованию социума, т.е. существованию социума при дефиците ресурсов и его стремлению к расширению границ своего влияния. Причем этот ресурсный взгляд касается различных сторон человеческого существования: от хозяйственной деятельности до образования и моды.

При этом в качестве ресурса рассматриваются не только материально-энергетические ресурсы, но и политический ресурс (власть), символический капитал (влияние), физический ресурс (здоровье, витальный потенциал), интеллектуальный ресурс (знания, идеи), эмоциональный ресурс (чувства, переживания), культурно-семиотический ресурс (смыслы и значения) и т.д.

См. также Править


Феномену предшествует ноумен Править

"Ноуменология" семьи позволяет обнаружить в ней изотропию и анизотропию, хаос (беспорядок) и упорядоченность, среду нахождения и объекты в среде; движение и покой; стабильность и изменчивость; слияние и разделение; рождение, рост, эволюцию, преобразование; энергетическое поле квантов и объекты в поле квантов; вихри потоков квантов на всех масштабных уровнях; пределы количеств и последовательностей; прошлое, настоящее и будущее и т.д.


Ноумен сферовекторного фрактала Править

Attractor of Makeyev

Сборка семьи как "кластера" в поле землянства


Ноумен генетического алгоритма Править

Schema simple algorithme genetique ru

Перифраз[2]: ген = агенты социальной среды в начальном (исходном) состоянии; мутация и селекция = становление виртуальных страт; формирование нового поколения = (парциальный) альянс, результирующая популяция = автономия как семантическая целостность.....


Феномен "сети ожиданий" Править

Каждая семья с тем или иным успехом формирует уникальную "сеть ожиданий". Это означает, что даже на подсознательном уровне семья выступает как проектировщик, имея собственные модели своего "будущего как желаемого" (БкЖ) и ведя интуитивную сверку этого образа с "будущим как возможным" (БкВ).

Последнее (БкВ) - есть продукт надсистемный: широта или убогость внешней социально-экономической среды задает как сам диапазон, так и возможности выбора. Диссонанс БкЖ и БкВ - явление повсеместное, потому и удручающее: возникающий при этом "раздрай душ" неизбежно сказывается на неготовности к творчеству, способности мыслить себе "будущее как ожидаемое".

См. также Править

Комменты Править

Случайно ли то, что обнищание духа на Земле совпало с утратой интереса к космосу как источнику вдохновения и т.н. локомотивности? Скорее - закономерно...

Отмечу, что изначальная ведомственная самодостаточность, даже более того - казеность, космонавтики сослужила недобрую роль против неё же самой, отстранив самоё себя от тех, кому обещано было служить - простым гражданам, обывателям (алиби в части успехов орбитальных ТВ, ГИС, метеорологии и т.п. учитываем, но не рассматриваем). Речь о большем... Высокий "вступительный ценз в космонавты" лишь недавно стал снижаться благодаря известным успехам космического туризма, тем более ставшими вполне реальными после решительного пересмотра приоритететов НАСА. Можно считать свершившимся факт, что суборбитальные вояжи вошли в летопись человечества начала XXI века и внесут весомый вклад в ликвидацию отчужденности землян от космической купели.


Вместе с тем, подспудно и решительно надвигается новая фаза, преемница космонавтики, именуемая планетонавтикой. Это - не подмена вывески, но качественно иная ступень (со)прикосновения человека с галактикой. Решительное и ключевое отличие: главными действующими лицами и исполнителями новой феерии становятся с е м ь и. Полноценные полноформатные семьи, именно так, а вовсе не одиночки-герои, к которым как данности приучила космонавтика (сборные экипажи - это, как ни крути, те же "операторы КА", только в малой группе). Количество, переходящее в качество: если орбитальный космический полёт совершили около 500 землян, проведя в общей сложности свыше 10 000 человеко-дней, то формат планетонавтики предполагает уже выход на уровень десятки-сотни тысяч поселенцев с проживанием полной жизни за пределами Земли, включая и воспроизводство фамильного рода потомками. Только задумайтесь: впервые в своей истории само человечество становится создателем новой социальности, буквально - с нуля! "Трудно быть богом"...

S320x240
Не случайно импровизированная эмблема планетонавтики (см. справа) - с "человеческим лицом", в ней узнается не лязг металла и скрип силикона, но живые души, вполне, заметьте, комфортно уживающиеся на небесах, будь то "хищник" ли, тварь ли мирная или там порхающая... Мироздание хранит в себе опыт бесконфликтного обитания "в единстве и борьбе противоположностей"...

Но очень скоро обнаруживаем, что земная культура еще не готова, не способна предложить, выдвинуть добротной методологии и, тем более, модели обживания территорий за пределами своего "шарика". Именно обживать в полном смысле слова, а не совершать рейды биороботов - "операторов КА", будь их хоть сотни. Мало того, что сама она запуталась в невнятности и неспособности решать демографические и урбанистические (расселенческие) проблемы на своем двухмерном "пленочном" уровне. Упорно игнорируя императив Гёделя: "сущность системы не изменить изнутри самой системы"[3], - она, с упорством, достойным лучшего применения, плодит иллюзии типа "Лучше город - лучше жизнь"[4]. Все "авангардизмы" - плавучие города ли это, поднебесные города разных типов (включая «эфирные поселения»), города-оазисы и т.п. образцовые концепты не способны качественно разрешить нарастающие проблемы уже по одной сущностной причине: они беременны пороками экстраполяции "традиционных" земных моделей и норм жизни в новые условия, оставаясь "самообращенными", самодостаточными в своей линейной логике. Отсюда - неизбежный утопизм, удрученность борьбой с пиратством и содержанием секьюрити, финансовые суррогаты и т.п.

Но не в contraх дело, не будем в них увязать, а укажем на путь альтернативный. Он и содержится в парадигме планетонавтики, означающей экспансию человеческого(их) обществ(а) в глубины галактики. То, что принципиальных инженерно-технололгических препятствий на этом пути даже современная цивилизация не имеет - это, полагаю, неоспоримо. Беда в том, что современный земной "раздрай в душах" непозволителен для вброса, катапультирования в будущее и мстителен для потомков и должен соблюдаться добровольный обет, некий планетарный карантин. Неизбежен вопрос: как же быть? Экспансия человечества и нужна, и недопустима одновременно. Налицо противоречие, которое без выхода на изобретательский парадоксальный прием снять невозможно.

Потому планетонавтика настаивает на создании, прежде всего, особой, неведомой поныне области т.н. "планетарной социологии", принципиальное отличие которой от существующих уже в том, что она должна быть не описательно-регистрирующей (см. пресловутые социол. опросы), а именно созидательной, проектирующей целые общества. И (о, ужас!) объектом проектирования определяет систему коммуникаций (по Н. Луману) внутри и между семьями, становление феноменологии семьи. Именно она, незабвенная, становится главным действующим лицом и исполнителем новой эпохи..


  1. Напр., см. кн. Лепский В. Е. Рефлексивно-активные среды инновационного развития. – М.: Изд-во «Когито-Центр», 2010. – 255 с. ISBN 978-5-89353-331-6
  2. см. главу "Комплексное моделирование жизненных стратегий автономных поселений/" + Социально-культурное проектирование автономных планетных поселений
  3. перифраз мой. - НФС
  4. http://en.expo2010.cn/

См. также Править


Ссылки Править

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики