Фэндом

Виртуальная лаборатория

Виртуальная страта

перенаправлено с «Страта»

204 619статей на
этой вики
Добавить новую страницу
Обсуждение1 Поделиться

Виртуальная страта – идеальная модель солидарности, определяющая возможные варианты будущей стабильности; это такая социальная организованность, в которой определенная доля ожиданий может быть отложена без немедленного возникновения депривации.

Парц проблема социализация.gif

Конструктивное решение проблем как основа социализации

Механизм зарождения виртуальных страт - в проблематизации. Благодаря этому идет образование триад на более высоком уровне (социализации) из ментальностей, социальных фрагментов - виртуальных страт, а не из самих акторов. Это и есть признак начала образования семантической целостности группы, ее субъективизации.

СравниПравить

См. также Править

Интерпретация для автономии Править

Условно выделим в состоянии участников рассматриваемой автономной группы (далее – «автономия») их «прошлое» и «настоящее». «Настоящее» автономии будем понимать как посткризисное будущее, нестабильное социальное состояние в настоящем. Каждый в ней принадлежал прежде к некоторой собственной социальной страте и обладал соответствующей идентичностью. Согласно нашей модели, в онтологическом плане участников автономии объединяет в «настоящем» то, что судьба свела их вместе в необычной своей уникальностью ситуации.

Что же касается их прошлого, то будем исходить из следующего его понимания: оно весьма в малой степени может послужить исходным состоянием, определяющим процесс новой рестратификации, новой социальной структуры, возникающей в «настоящем»[1].

Попытка ориентации в прогнозе на прежнее социальное расслоение (страты) участников автономии оборачивается симулякром. Оно весьма в малой степени способно оказать ориентационную функцию, особенно с учетом неизбежности такого состояния, когда следование принятым в былом обществе или его локале (Э.Гидденс) стандартам и нормам (очень скоро) станет расходиться для участников с фактическим состоянием социального климата автономии, что приведет к результатам, абсурдным с точки зрения социальных ожиданий. Тогда-то и откроется новая история автономии – хроника ее социального хаоса.

Социальный хаос - не простое отсутствие организации, а совместное, но не_соорганизованное бытие людей. При этом субъективно воспринимаемое и болезненно переживаемое несовпадение «ценностных ожиданий» (благ и условий жизни, которые, как полагают люди, они заслуживают по справедливости) и «ценностных возможностей» (благ и условий жизни, которые люди, как опять же им представляется, могут получить в реальности) порождают состояние относительной депривации. В нем актуализируются - возникают, принимают участие во взаимодействии и тут же исчезают особые - виртуальные, - социальные образования . Их могло не быть в прошлом, не обнаружим мы их и в итоговых результатах, поэтому они и не фиксируются традиционной социологической и социально-философской методологией, ориентированной на анализ стабильных, долговременных социальных состояний или анализирующей кризис a posteriori, после того, как он прекратится.

Дело здесь в том, что человек, ввергнутый в социальный хаос, стремится как-то компенсировать обнаружившуюся ущербность, социокультурную лишенность. Он ищет группу, в которой возможно обретение желательной статусной ренты, воссоздание наглядности картины мира, интерсубъективной реальности. Такая разнонаправленная коммуникация-поиск и составляет пространство социального хаоса. «Наталкиваясь» в ходе поисковой коммуникации друг на друга, совмещаясь друг с другом, осколки былой интерсубъективности, репрезентирующие в сознании людей социальный универсум, порождают некоторый «третий» образ социального мира («мировую линию» в терминологии Я.Хинтикки), на мгновение обеспечивающий возможность социального контакта и организации интеракции. Такую «мировую линию», возникающую как случайное пересечение идеалов, следуя [2]., будем именовать виртуальной стратой . Исследование виртуальных страт дает возможность выделить «силовые линии», вдоль которых формируются варианты будущей стабильности. Но не только исследовать, а даже усмотреть виртуальные социальные образования, возникающие в хаотическом хронотопе, невозможно без особой - пограничной - исследовательской позиции, обозначаемой с помощью конструктов «не-алиби-в мире» и «точка вненаходимости» (М.Бахтин) и особого - архитектонического подхода, при котором социальное пространство, конституируемое «высказыванием», коммуникацией, «обернувшейся» из сферы эпистемологии в сферу онтологии, выступает как пространство становления Я, Другого и самой реальности, позволяя выделить наиболее существенные моменты становления.

Особенности виртуальных страт состоят в следующем [2]:

1. Они существуют лишь во взаимодействии организованностей, остающихся относительно стабильными («осадков прошлого») и только ради такого взаимодействия. «Идеальная страта» существует в сознании индивида и может подвигнуть его к поисковой коммуникации, направляемой воображением и ожиданием встречи с другими ее участниками. В контакте двух или более «идеальных страт» актуализируется краткоживущий аналог исчезнувшей (распавшейся) интерсубъективной реальности. Вне взаимодействия о виртуальных стратах «самих по себе» говорить бессмысленно, их там просто нет.

2. Виртуальные страты – явление краткоживущее, и потому могут быть уловлены лишь «линейкой», сопоставимой с их собственным темпоральным масштабом;

3. Содержательные характеристики виртуальных страт определяются набором случайных факторов, что требует архитектонического изучения - «в наиболее существенных моментах становления» (М.М.Бахтин). Такое изучение и дает возможность обнаружить не «единственно верное решение», а силовые линии - аттракторы, по которым может пойти развитие (самоорганизация) хаотической социальной реальности;

4. Виртуальные страты не существуют (а не только не обнаруживаются) в масштабах, свойственных стабильным состояниям. Их нельзя обнаружить ни в исходных состояниях, ни в итоговых: их там действительно - еще или уже, - нет. Состояние, в котором рождается виртуальная страта, - это поле напряжения, создаваемое ищущей выхода относительной депривацией. Такое ощущение личностного дискомфорта либо побуждает к борьбе за утверждение своей Я-концепции и Лица, либо к утверждению этих составных компонентов личности путем «ухода в себя», в мир приватности.

Причем, формирование и утверждение своей Я-концепции и Лица происходит непосредственно в борьбе и ограждении, это не только одновременные и параллельные, но и тождественные процессы. Они и совершаются в виртуальной страте, актуализируются самим взаимодействием, коммуникацией.

5. Функция виртуальных страт - создать в ситуации обвального кризиса прежних условий идентификации и самоидентификации основания для внутригрупповой солидарности или внутристратовой солидарности, которая также становится достижимой в новых изменившихся условиях.

Парц проблема социализация.gif

Рис. 1 Снизу--верх: семантическая целостность автономии как нераспакованный (нерасколдованный) потенциал обитателей

В качестве базовой размерности внутригрупповой солидарности будем рассматривать триаду участников автономии (Рисунок 1). Триада как микросоциальный фрагмент действует на до-институциональном уровне; будучи при этом идеализацией, раскрывает человеческое свойство (поиска) социетальности, и не структурирована оставшимися в прошлом стратами. С позиций проектной социологии триада может стать (а может и не стать) затравкой для возможного образования виртуальных страт, чье свойство проявления, взаимодействия и тут же исчезновения нам уже известно.

Наша интерпретация генезиса виртуальных страт включает в себя различение некоторого множества уровней становления виртуальных страт (на рисунке справа видны горизонтальные гирлянды виртуальных страт, элементы которых имеют индексы «ВС_», «ВС*_», «ВС**_» и т.д.). Элементарные временные срезы, соответствующие образованию этих протосоциальных уровней, условимся именовать «эпизодами». Организации семантической целостности внутри автономии будет соответствовать, таким образом, верхний финальный эпизод изучаемой коммуникации.


  1. Бляхер Л.Е. Нестабильные социальные состояния. – М.: РОССПЭН, 2005.
  2. Бляхер Л.Е. Нестабильные социальные состояния. – М.: РОССПЭН, 2005.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики